Loading...
Изменить размер шрифта - +
Контролируется давление на
поверхностях диска, и атмосфера толкает диск в сторону более низкого давления.
Этот принцип позволяет передвигаться с очень большой скоростью, поскольку нет
звукового барьера: аппарат фактически движется не в воздухе, а в области
частичного вакуума, в самом его эпицентре...
    Ее глаза встретились с моими, и она остановилась.
    -- Ну, это я так, между прочим, -- сказала она. -- Суть дела в том, что мне
предлагают работать в подразделении нашей компании, которое находится в будущем
времени, на несколько столетий впереди. Но оно все же остается параллельным
вашему времени, и я подумала, что, может быть, вы согласитесь немного рассказать
мне о нем, то есть о времени, в котором вы живете. Мне мельком показали ваш мир,
и это потрясающе, но там повсюду масса высокой технологии, и я должна сознаться,
что не привыкла к такому...
    Мне следовало рассказать ей хотя бы о некоторых преимуществах и недостатках
жизни среди более высоких, чем в Даксфорде, технологий; но прежде чем моя
вежливость призвала на помощь разум, я выпалил:
    -- Не соглашайтесь.
    От удивления у нее даже рот раскрылся, а глаза вопросительно уставились на
меня.
    -- Ричард, я не просила вас принимать решение. Я надеялась, что вы можете...

    -- Ох, простите меня, -- сказал я, -- как глупо с моей стороны.
    Я стал искать объяснение и сразу же нашел его:
    -- Лаура, я беглец. Я бежал от высоких технологий. И поэтому я здесь. В том
мире, где я живу, мой малыш Каб устарел почти на семьдесят лет, это антиквариат.
Все остальное...
    Она кивнула. Стоило ли мне продолжать?
    -- Это большая возможность, -- сказала она.
    -- Возможность... чего?
    -- Ну, учиться. Расти. Изменяться.
    -- Вы летаете на Киттене, не правда ли?
    -- Да, -- растерянно кивнула она. -- Компания очень охотно помогает нам в
летной практике. Разрешение на полеты класса А я получила еще год назад.
    -- Так вот, если вы отправитесь в двадцать третье столетие, то будете
проектировать диски, летающие с гиперскоростью. Где же ветер?
    Она внимательно всматривалась в мое лицо.
    -- Вы будете скучать по нему, -- продолжал я. -- По грохоту четырех
цилиндров и свисту деревянного пропеллера, по пению ветра в натянутых тросах. Вы
будете скучать по всем людям, которые знают эту музыку, которые создают ее.
    -- А если я остаюсь здесь, если я не отправлюсь в то столетие, то не буду ли
я скучать по высокой технологии? Почему вы об этом не спрашиваете?
    Ее глаза неотступно следили за моими.
    -- Да, я должен был спросить об этом.
    Ласковый ветер прикоснулся к нам, взъерошил траву, потом разгладил ее,
разровнял и оставил в покое. Лаура тоже успокоилась.
    -- Скучаешь за тем, от чего твое сердце отказалось, -- сказала она.
    -- По-моему, вам не нужен был совет, Лаура.
    -- Ой, как вы ошибаетесь! -- воскликнула она.
    Затем, помолчав, сказала задумчиво:
    -- Вы мне очень помогли. Я никогда этого не забуду.
    К моему удивлению, она вдруг шагнула вперед и чмокнула меня в щеку.
    Я не споткнулся и не ударился, но ощущение было такое, словно я
поскользнулся и свалился с ветки какого-то зачарованного дерева. Целый и
невредимый, я открыл глаза.
Быстрый переход