Изменить размер шрифта - +
Приближался страшный для России 1905 год, а за ним…

Так чего же лишилась православная Русь в ту роковую ночь перед праздником Петра и Павла? История Казанского образа Пресвятой Богородицы уходит своими корнями в эпоху царствования Иоанна Грозного. Предание гласит, что в те годы в сотне верст от Казани ютился мужской скит (небольшой и донельзя строгий монастырек). Среди иноков был и некий отрок, который обладал великим даром написания икон и фресок. Увы, случаи, когда учителя тяжко завидовали своим более талантливым ученикам, бывали во все времена… И даже в монашеской среде: юному богомазу строжайше запретили создавать святые образа.

Однако, согласно легенде, инок нарушил зарок и тайно написал небольшую икону Божией Матери – лучшее, что он сотворил за свою короткую жизнь. Чтобы избежать наказания (а за ослушание грозили ему сырым подвалом в скиту, да пожизненно!), юноша под каким-то предлогом отправился в Казань, обернув икону в пропитанную воском материю. На пустыре близ казанской церкви святого Николы он и закопал сей образ…А через годы здесь построил дом отставной стрелец, где и поселился «со чадами и домочадцами». Инок же, чье имя нам предание не оставило, по возвращении в скит был-таки посажен до самой смерти в подвал – хоть и с запозданием, но донесли настоятелю, что по ночам отрок усердно трудился над какой-то иконой… Стало быть, нарушил запрет!

А дальше? Дальше было вот что – это уж не легенда, а события исторические. В самом начале лета 1579 года разразился в Казани истребительный пожар, сгорел и дом стрельца. Жили по знакомым, горе мыкали… Безутешный воин-ветеран вскоре помер. А в июле того же года то ли девяти-, то ли десятилетней дочке покойного стрельца Матроне во сне трижды являлась Пречистая Дева Мария и повелевала откопать на месте их сгоревшего дома Свою икону. 8 (21) июля 1579-го Матрона вместе с матерью пошла на пепелище, где ими и был обретен небольшой по размеру, неповрежденный огнем образ Богородицы. Священник ближайшего храма объявил крестный ход и перенес икону в свою церковь.

То был скромный 50-летний отец Николай, тоже отставной стрелец, будущий Патриарх Московский и всея Руси – святитель Гермоген, который возглавит в Смутное время общенародную борьбу с поляками-захватчиками. Так с самого начала переплелись судьбы России и чудотворного Казанского образа…

 

 

 

 

 

 

 

КАЗАНСКИЕ СИРОТЫ

 

Из материалов утреннего осмотра места происшествия местной полицией: «В ночь на 29 июня 1904 года в Богородицком монастыре Казани было совершено дерзкое и неслыханное святотатство: из Благовещенского собора пропала явленная в 1579 году Казанская чудотворная икона Божией Матери и чудотворная икона Спаса Неукротимого, обе в драгоценных золотых ризах, украшенных жемчугом, бриллиантами и каменьями. Стоимость риз оценивалась не менее чем в 100 тысяч золотых рублей. Не доставало также 365 рублей из свечного ящика».

Обе иконы помещались в ковчегах главного иконостаса. На иконе Божией Матери было две ризы: первая, червонного золота, богато украшенная бриллиантами и другими драгоценными камнями, являлась даром царя Иоанна Грозного. А в 1767 году Екатерина Вторая во время визита в Казань укрепила над головой Богородицы бриллиантовую корону. С тех пор местные купцы затеяли нечто вроде соревнования по украшению иконы. Так появилась вторая риза – с обилием жемчугов и яхонтов. Икона Спасителя также имела золотую ризу, украшенную жемчугом и драгоценными камнями.

Подлинная Казанская икона была написана в греческом стиле (а не в русском, как это принято у нынешних иконописцев), лик Пресвятой Богородицы имел правильно построенные черты и возвышенное выражение.

Из первых показаний монахинь выяснилось следующее. Момент для кражи преступники выбрали очень удачно.

Быстрый переход
Мы в Instagram