Изменить размер шрифта - +
Сказал, что сделал это по поручению своего давнего клиента Федора Чайкина, который пригрозил Максимову смертью, если он его выдаст. (Как выяснится, Чайкин действительно был постоянным «клиентом» ювелира: приносил ему для сбыта ворованные ценности).

В ночь с 3 на 4 июля в квартире, которую снимал Чайкин, казанским полицмейстером П.Панфиловым был произведен обыск. Но ничего из похищенного не нашли. Сам же Чайкин за несколько часов до обыска вместе с сожительницей Прасковьей Кучеровой покинул город, уплыв вверх по Волге на пароходе «Ниагара» в сторону Нижнего Новгорода, где вскоре они и были арестованы. На первом своем допросе Чайкин вел себя грубо и вызывающе. На вопрос о личности ответил: «Не знаю, фамилий у меня много – всех не припомню». На вопрос, какой придерживается веры, бросил презрительно: «Какой хотите». Много рассказывал о совершенных им ранее преступлениях, явно бравируя ими.

 

 

Кроме того, в квартире Чайкина были найдены плавильная лампа, роговые весы и черновик телеграммы следующего содержания: «Город Обоянь, Долженская волость, Ананий Комов, выезжай немедленно в Казань. Федор».

8(21) июля, Комова разыскали в Курской губернии и арестовали. Это был известный карточный шулер и вор-карманник. Арест произошел в день празднования «летней» Казанской иконы Божией Матери… Мистика? Совпадение? Возможно…

Но вскоре свершилось куда более грандиозное, знаменательное для России событие. Через месяц после утраты Казанской иконы – покровительницы Дома Романовых! – так вот, 30 июля 1904 года у царственной четы наконец-то родился наследник престола царевич Алексей.

«Когда я буду царем, – скажет он через несколько лет своему наставнику, – в России не будет бедных и несчастных». Жизнь судила иначе… В 1918-м не станет самого царевича, а следствие по делу об убиении царской семьи проведет все тот же граф Соколов, что разыскивал когда-то их родовую икону…

Странно и как-то обреченно переплетаются между собою даты тех далеких, судьбоносных для России событий…

 

Из судебного отчета: «По материалам следствия были допрошены и привлечены к ответственности шесть человек: крестьянин села Жеребца Жеребцовской волости Александровского уезда, Екатеринославской губернии, профессиональный похититель икон Варфоломей Андреевич Стоян, он же Федор Иванович Чайкин, 28 лет; крестьянин села Долженкова Долженковской волости Обоянского уезда Курской губернии, карманный вор Ананий Тарасович Комов, 30 лет; мещанин г. Казани, монастырский караульщик Федор Захаров, 69 лет; запасной младший унтер-офицер из казанских цеховых, ювелир Николай Семенович Максимов, 31 года; мещанка г. Мариуполя Екатеринославской губернии, сожительница Стояна-Чайкина Прасковья Константиновна Кучерова, 25 лет; мещанка г. Ногайска Таврической губернии Елена Ивановна Шиллинг, 49 лет». Обе женщины обвинялись только в сокрытии преступления.

В ходе судебного процесса виновность Стояна-Чайкина и Комова в похищении ценностей из собора была признана доказанной. Вместе с тем, присяжные не нашли веских аргументов в пользу участия в преступлении ювелира Максимова. Суд признал его виновным лишь в укрывательстве и сбыте краденного. Присяжные сочли неубедительными данные в пользу виновности церковного сторожа Захарова. Это явилось следствием блестящей речи его адвоката Лаврского, а также благодаря заслугам Захарова (полувековой давности) в Крымскую войну.

В деле о похищении иконы (точнее – двух икон) прямо-таки зияли дыры неясностей. Например, не удалось дознаться, кто из преступников прятался в соборе после вечернего богослужения и открыл внутреннюю дверь. Осталось невыясненным и то, куда злоумышленники спрятали бриллианты с похищенных икон (более тысячи штук разной каратности). Во время поисков бриллианты не нашли.

Быстрый переход
Мы в Instagram