Loading...
Изменить размер шрифта - +

Случайно она проговорилась или намеренно? Распахнуть дверь пошире Алекс не рискнул: можно схлопотать створкой по лицу. Чтобы отвлечь и немного успокоить Джекс, он спросил о другом:

— Чем ваш мир отличается от нашего? Тем, что там нет технических достижений вроде самолетов и автомобилей? — Не будь рядом женщины, которая говорила обо всем этом на полном серьезе, Алекс, наверное, не смог бы удержаться от улыбки. — Что делает тамошних обитателей — вас, например, — людьми другого сорта?

— Здесь нет волшебства, — ответила она без толики юмора.

— Хм… Хотите сказать, что в вашем мире волшебство существует? Всамделишное волшебство?

— Да.

— И вы сами его видели? Я имею в виду… э-э…

Она пару мгновений смотрела ему в глаза, потом уголки ее губ дрогнули в едва заметной, но насмешливой улыбке.

— Кроме всего прочего, я еще и волшебница.

— Которая не умеет заваривать чай.

— Которая в моем мире умеет куда больше, чем добывать чай.

— Но только не здесь?

— Н-нет… — наконец призналась она и спрятала улыбку. — В вашем мире я этого не могу. Здесь нет волшебства. И моя сила здесь не работает.

Очень удобное объяснение.

— Стало быть, мы происходим из очень разных миров.

— Не вполне, — промолвила она, тоном голоса поощряя дальнейшие расспросы.

Алекс попытался разгадать, что кроется за ее безмятежностью.

— Как это «не вполне»? У нас нет волшебства. Зато в вашем мире — по вашим же словам — оно есть. Чего уж больше? Разве тут нет разительного контраста?

— Не вполне, — повторила она. — У нас есть волшебство, но ведь и здесь тоже… в известном смысле. Просто оно проявляется по-иному. Вы делаете то же самое, что и мы, но другим способом.

— Например?

— Ну… я видела у вас такую коробочку…

— A-а, телефон?

Она кивнула и, откинувшись на спинку банкетки, вытащила какой-то предмет из кармашка возле пояса. Небольшая черная книжица.

— Это путевой журнал. Он работает примерно как ваш телефон, которым вы принимаете сообщения. Подобно телефону мы пользуемся этой книгой для получения сообщений от разных людей и для рассылки нужных сведений. Например, я записываю что-то вот на этих страницах, и эта запись посредством волшебства тут же появляется в ответной книге, которая образует пару с моей. А вот вы произносите нужные слова в вашу телефонную машинку, и они звучат где-то в другом месте. Я привыкла писать сообщения, а не наговаривать. Но ведь вы тоже можете заставить свой телефон функционировать как путевой журнал, я права? Он тоже может пересылать записи?

В памяти всплыли эсэмэски Бетани.

— Да, но все это осуществляется посредством технологии.

Она дернула плечом.

— Мы с вами делаем одно и то же. Вы — через технологию, мы — через волшебство. Наши миры могут внешне различаться, но по сути схожи. И тут и там реализуются намерения, что и следовало доказать. Мы с вами выполняем одинаковые задачи.

— Технология в корне отличается от волшебства, — продолжал упорствовать Алекс.

— Но сама по себе она не так уж и важна, верно?

— В каком смысле?

— Признайтесь, вы ведь не лучше меня разбираетесь в том, как работает ваш телефон? Вы мне можете объяснить, каким образом сообщение перепрыгивает… — тут она красноречиво пошевелила пальцами, — …из одного места в другое, каким именно образом написанные слова проходят по воздуху и попадают в эту штучку у вас в кармане, чтобы вы потом смогли их понять? Вы в самом деле знаете, что заставляет всю эту технику работать? Умеете объяснить невидимые процессы, которые происходят без вашего участия и которые вы принимаете как нечто само собой разумеющееся?

— Пожалуй, нет, — признался он.

Быстрый переход