Loading...
Изменить размер шрифта - +
Однако и она не успела их получить, потому что попала в психиатрическую больницу. Логично предположить, что наследство имеет некое отношение к тому, что с ней случилось.

— Не знаю, но такая возможность не исключена. Мне жаль, Алекс, что мы не сумели ей помочь. Я очень сочувствую вашей семье.

Алекс некоторое время молча ел салат.

— Мой дед — его зовут Бен — утверждает, будто все это дело каким-то образом связано с семеркой… Той самой семеркой, которая стоит в числе «двадцать семь».

— С семеркой? — недоверчиво переспросила Джекс. — Но это же абсурд!

— Именно так я и подумал.

Она задумчиво покачала головой.

— Семерка… Откуда вообще у него возникла такая идея? Здесь вовсе не семерка, а девятка.

Вилка с кусочком цыпленка замерла, не добравшись до рта Алекса.

— Что?!

— Я говорю — девятка. Не семерка из двадцати семи, а девятка. То есть два плюс семь. Девять. Спусковыми крючками являются именно девятки.

— Бессмыслица. Мне, к примеру, когда-то было девять лет. И отцу тоже. И матери. Потом всем исполнилось по восемнадцать. В этом числе стоят единица и восьмерка, а в сумме они дают девять. Как в вашем примере: дескать, двойка плюс семерка в числе двадцать семь в сумме равняются девяти.

Алекс едва верил самому себе, что пустился в подобные дебаты.

Джекс слушала, качая головой.

— Все это так, но девять и восемнадцать являются первыми членами такой последовательности. На третьем месте стоит двадцать семь. Так вот важным является именно третье появление девятки.

— Третья девятка…

Девушка кивнула:

— Да. Тройки играют роль шарниров, на которых все вращается. Тройственные заклинания и так далее.

— Тройственные заклинания… — не веря своим ушам, пробормотал Алекс.

— Тройка представляет собой фундаментальный компонент девятки. Мультипликативный элемент. — Джекс триумфально подняла вилку. — Вот почему число двадцать семь является ключом: это третья девятка. Такой принцип называется «Законом девяток».

— Законом девяток… — вслед за ней повторил Алекс. — Вы издеваетесь?..

— Отнюдь. Разобраться совсем не сложно.

— Отчего-то мне так не кажется, — высказался он.

Итак, эта дамочка верит в нумерологию. Пожалуй, принимать участие в подобной беседе следовало Бену, а не Алексу.

Тут ему в голову пришла одна мысль.

— Я родился девятого сентября. В девятый день девятого месяца. В девять вечера.

— Точнее говоря, в девять часов девять минут.

Между лопатками Алекса возникла ледяная игла и поползла к затылку.

— Вы откуда это знаете?

— Мы специально проверили.

И с этими словам и она отпила глоток, поглядывая на Алекса поверх ободка чашки.

— Что еще вам про меня известно?

— Ну, к примеру, вы не запоминаете сновидения.

Алекс нахмурился еще больше.

— Та-ак… Это вы тоже каким-то образом проверили?

— Так ведь вы Рал. — Она пожала плечами. — Мужчины по вашей линии не помнят сновидений.

— Что вы знаете про нашу семью? У вас там тоже живут Ралы?

— Нет, — ответила она, причем явно с сожалением. — Там, откуда я пришла, дом Ралов давно вымер.

— Послушайте, Джекс, вы меня окончательно… запутали. — Он обуздал порыв и не стал употреблять более крепкое словечко. — Чем больше я вас слушаю, тем чаще на ум приходят эпитеты, которые я не хотел бы произносить вслух.

Быстрый переход