Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Дом есть дом. Несмотря на все беды. Думаю, что и вам там понравилось бы.

— Что же заставляет вас так считать?

Она протянула руку и бережно коснулась картины.

— Вы рисуете такие места. Рисуете красоту. — Девушка вскинула взгляд. — Это поможет мне убедить других людей.

— Убедить в чем?

— Чтобы они доверились моему выбору.

— А кто эти люди, Джекс?

— Они похожи на меня.

— И тоже живут в том месте? Где и вы?

— Да. Помните тех двоих, когда мы только-только познакомились? — спросила она, меняя тему разговора. — Их еще остановили мужчины в особой одежде?

Алекс кивнул.

— Да-да, пиратская парочка… И вы знаете, кто они такие?

— Знаю. Это люди другого сорта. Отличаются от вас. От вашей матушки. Помимо всего прочего, они склонны ломать шеи тем, кто встает у них на дороге. Именно их боялась ваша мама.

— То есть как это — склонны ломать?

Появилась официантка с двумя полными тарелками.

— Пришлось подгонять повара, раз вы так торопитесь, — сообщила она.

— Большое спасибо, — поблагодарила Джекс, демонстрируя искреннюю улыбку.

Алекс дождался, когда официанта отойдет подальше, и вернулся к своему вопросу:

— Так ответьте же, что значит…

— А мне надо что-то с этим сделать, чтобы получилась съедобная пища? — спросила Джекс, отрывая взгляд от салата. — Это тоже… заваривают?

Алекс показал ей вилку.

— Нет, надо сделать вот так. — Он поддел зубцами кусочек куриного мяса. — Цыпленка уже порезали, так что нож не нужен. — Тут он сообразил, что, когда речь заходит о ножах, Джекс сама кого хочешь поучит.

Тогда он просто показал, как пользуются вилкой, подцепив и съев кусочек.

Она улыбнулась:

— Спасибо за ваше долготерпение. И за понимание, что оно очень нужно в этом деле.

О, если б только Джекс знала, каких усилий ему стоит сохранять выдержку… Впрочем, Алекс решил не вдаваться в тонкости.

— А почему?

— Потому что, если бы я рассказала все прямо сейчас, вы бы попросту не поверили, а без доверия никак нельзя. С другой стороны, время уходит, а я должна сообщить вам кое-что важное.

Алекс едва не улыбнулся, думая о тех странных словесных па, которые они оба выделывали, чтобы не отпугнуть друг друга.

— Джекс, откуда моя мама могла узнать обо всем этом? О людях другого сорта, о мужчинах, которые любят ломать шеи окружающим?

— Наверное, отчасти это объясняется тем, что мы пытались ее предостеречь.

— По поводу чего?

— За ней охотились… Однако у нас никак не получалось сюда попасть. В отличие от других. Они-то сюда уже успели проникнуть. Мы пробовали предупредить вашу мать через зеркала, но, по-видимому, опоздали. Да мы и вас пытались предупредить.

У Алекс вновь поползли мурашки по коже.

— Мой дед показал мне кое-какие бумаги насчет наследства. Это имеет отношение к вашему предупреждению и моей матери?

Джекс помолчала, уставившись в тарелку.

— Сейчас нам известно лишь одно: очень опасные люди что-то такое задумали. Мы не успели сложить вместе все кусочки головоломки.

Алекс предпочел бы более внятный ответ.

— Дед сказал мне, что наследство должно было перейти к моему отцу в его двадцать седьмой день рождения, но поскольку он умер до достижения этого возраста, все права отходили маме. Однако и она не успела их получить, потому что попала в психиатрическую больницу.

Быстрый переход