Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ей попытались помочь, но в конечном счете ничего не вышло. У них просто не хватало сведений.

— Если число «двадцать семь» действительно настолько важно, если Закон девяток существует, то почему эти зловещие люди ничего не сделали моему деду? — возразил Алекс. — Он ведь тоже Рал. — Да, в ее истории слишком много дырок. Алекс взмахнул вилкой, как бы подчеркивая смысл своих слов. — Или, если на то пошло, почему они не охотились на представителей всех предшествующих поколений?

— Некоторые из моих друзей полагают, что эти люди не умели в ту пору попадать сюда.

— А вы считаете иначе?

Она неохотно кивнула.

— Мне кажется, что важные элементы пророчества на тот момент еще не успели занять свои места. Вплоть до сегодняшнего времени не было подходящего Рала.

— Я не верю в гадания на кофейной гуще.

Она пожала плечами.

— Возможно, вы правы и речь идет лишь о безосновательной сумасбродной идее, которая пришла им в голову. Их вряд ли можно считать первыми людьми, чьи поступки продиктованы заблуждением.

Алекс не ожидал подобного ответа.

— Что ж, здесь вы правы.

— Каковы бы ни были их мотивы, они отыскали способ сюда попасть. В моем мире эти люди готовы убить за идею, в которую верят.

Алекс вновь подумал о грузовике, который едва их не переехал. На память пришли два погибших сержанта полиции. И высказывание матери: «Они ломают людям шеи». Ему не хотелось задавать следующий логично возникающий вопрос, поскольку он опасался, что его слова прозвучат как бы признанием ее правоты, но удержаться не получилось:

— А что гласит это пророчество?

Джекс оглянулась на пустой зал, убеждаясь, что поблизости никого нет. Те две посетительницы уже оплатили счет и ушли. Поодаль, возле стойки, официантка, повернувшись к молодым людям спиной, перекладывала стопку черных салфеток, готовясь к вечерней сервировке.

Джекс пригнулась ближе и тихо сказала:

— Суть пророчества в том, что наш мир может спасти лишь человек отсюда.

Алекс прикусил язык, не давая сорваться саркастической ремарке, и вместо этого спросил:

— Спасти от чего?

— Например, от тех людей, которые явились к вам с намерением помешать пророчеству.

— Это ничего не объясняет. Вы упрямо ходите по кругу.

Она раздраженно всплеснула руками.

— Так ведь мы не знаем: может, они даже не считают вас частью этого предсказания? Может, им что-то еще от вас нужно?

— Но вы все-таки полагаете, что я к этому причастен.

Прежде чем взглянуть ему в лицо, Джекс коснулась солнечной поляны на пейзаже.

— Да, вы живете здесь, являетесь частью здешнего мира и при этом связаны — пусть даже нематериально! — с нашим миром. Доказательство? Ваша картина.

— Возможно, здесь чистое совпадение.

Она промолчала, однако ее взгляд был достаточно красноречив.

Алекс почесал в затылке.

— Ваш мир, мой мир… Джекс, я надеюсь, вы понимаете, что по большому счету я не очень-то верю вашим словам.

— Понимаю. Я и сама не могла поверить своим глазам, когда впервые здесь очутилась и увидела, что в воздухе летают громадные металлические машины, что по дорогам ездят повозки без лошадей… не говоря уже про десятки других вещей, которые мне кажутся невозможными. Все это с трудом укладывается в голове. Вам тоже будет нелегко, Алекс, однако другого способа спасти наш мир я не знаю.

Ему показалось, что она чуть приоткрыла дверь и сквозь щелочку забрезжил свет. Так вот в чем дело! Ее привела сюда полная безысходность. Джекс хотела, чтобы он помог спасти ее мир.

Быстрый переход