Изменить размер шрифта - +

  - Да, если учесть, что вы способны проваливаться сквозь землю,- заметил
хозяин.- Исчезать на восточном склоне хребта и через несколько дней
появляться на западном... Хорошо, я не тороплю вас. Обдумайте мои
предложения, у вас есть время. Вероятно, вашей спутнице придется сделать
операцию: на ногах омертвление тканей...
  Возвращаясь в свой дом, Мамонт постоял на площадке, устроенной посередине
этой заимки: на улице все время находился один человек, должно быть,
охранник, поскольку болтался без дела. Снегоходы стояли под навесом,
по-армейски в ряд, аккуратно зачехленные брезентом. С виду все это
напоминало охотничью базу, каких было достаточно на Урале. Возле беседки с
широким столом висел плакат, предупреждающий о мерах противопожарной
безопасности.
  Но прежде, чем бежать отсюда, следовало вылечить обмороженные ноги Инги: и
впрямь придется отнимать почерневшие пальцы... Мамонт вошел в дом -
служанка мгновенно оказалась рядом, приняла пуховик, шапку и рукавицы. Он
заглянул за перегородку, где лежала Инга, и тут увидел сидящего у постели
человека. Глаза спутницы отчего-то светились, а сквозь багровые коросты на
щеках и губах проступала улыбка.
  - Мамонт!- радостно позвала, и человек у постели медленно обернулся.
  Мамонт непроизвольно и круто выматерился, забыв о женщинах и приличии:
перед ним был Иван Сергеевич Афанасьев, старый и верный друг, давно
мысленно похороненный и оплаканный...


                                     5

  Отправляясь на Балканы, он жалел об одном, что рядом нет и не будет
Капитолины. Выстраданная и возрожденная любовь - это все, что оставалось
от прежней жизни. Он понимал, нельзя рисковать, нельзя брать с собой в
дорогу самое дорогое, поскольку впереди была полная неопределенность и
бесконечная опасность - как на всякой войне. Однако у него срабатывал
солдатский комплекс: все носить с собой, как бы тяжело это ни было.
  Добираться до Боснии пришлось через несколько границ и суверенных
государств, и во всех самых сложных ситуациях Арчеладзе благодарил
запасливость своего бывшего "папы", позаботившегося о подлинных документах
на все случаи жизни и денежных суммах в валюте. Так что путешествие было
даже приятным. Пока не доехали до Земли Сияющей Власти, опутанной колючей
проволокой, изрезанной нейтральными зонами и заминированной.
  На сербской территории Боснии группу русских бизнесменов, приехавших
установить экономические связи после блокады - под таким прикрытием
Арчеладзе с командой въехал в бывшую Югославию,- встретил проводник,
немногословный молодой человек, и отвез в небольшое горное селение, где до
войны располагалась астрофизическая лаборатория. Купола двух обсерваторий
были разнесены ракетным ударом с натовских самолетов, из покореженных
сетей железной арматуры торчали останки телескопов, напоминающих гаубичные
стволы большого калибра. Сами здания оказались без окон, в черных потеках
сажи и зияющих сквозных трещинах: вероятно, применили заряды объемного
взрыва. Уцелело несколько красивых коттеджей, вписанных в лесные горные
уступы. В пяти километрах проходила разделительная зона, где стояли
"миротворцы" из ООН.
  Проводник расселил гостей в двух коттеджах: один был переоборудован в
казарму для группы Кутасова, в другом Арчеладзе сделал штаб и поселился
сам на втором этаже в паре с Воробьевым. Место было пустынное, сотрудники
обсерватории ушли отсюда после авианалета, схоронив погибших на территории
мемориала, установленного на братских партизанских могилах времен второй
мировой войны.
Быстрый переход