Изменить размер шрифта - +
Снежный человек слегка присел и вроде бы оскалился.
  - Зямщиц!- позвал Мамонт.- Почему ты ходишь за мной?
  Он был не уверен, что это существо - тот самый несчастный Зямщиц,
выпущенный Дарой на Алтае. Этот был на голову выше и шире в плечах.
Услышав голос, он сделал мягкий скачок вперед, словно пугая странников, и
помедлив, пошел вокруг них. Мамонт отвел рукой Ингу и взвел курок.
  - Уходи!- выстрел треснул негромко, но откликнулся в горах раскатистым,
звучным эхом. Он не боялся выстрелов, поскольку так же мягко присел, сунул
руку в снег и поднял камень размером с человеческую голову.
  - Не стреляй,- вдруг попросила Инга и шагнула вперед.- Что тебе нужно? Кто
ты?.. Мы не хотим тебе зла, уходи от нас.
  Мамонт держал его голову под прицелом, любое движение рукой с камнем - и
разнес бы ему череп; с десяти метров не промахнешься.
  Снежный человек попятился, однако не выпустил булыжника.
  - Иди, ну иди же!- поторапливала Инга, медленно наступая.- И больше не
приходи к нам, если не хочешь сказать, что тебе нужно.
  Когда между ними осталось метра четыре, мохнатый скиталец медленно
развернулся и подался в гору, безбоязненно подставляя широкую спину под
выстрел. По пути выбросил камень и оглянулся, неприятно блеснув своим
нечеловеческим взором. Несколько минут его высокая фигура маячила на фоне
белеющего снега, пока не растворилась среди темных пятен высоких камней.
  - А я замерзаю,- вдруг просто сказала Инга и села в сугроб.
  Она сама была как снежный человек, босая, и снег уже не таял на ее
ступнях. Мамонт расстегнул фуфайку, поднял свитер и просунул ее ноги к
себе под мышки. Будто положил два ледяных камня...
  - Ничего,- пробормотал он сквозь зубы.- Сейчас согрею...
  Согнув ее пополам, он подхватил Ингу с земли и понес к куче заготовленных
и уложенных для костра дров.
  - Ноги не чувствуют тепла,- сказала она.- И кажется, ты ледяной.
  - У тебя есть спички?- безнадежно спросил Мамонт.- Я где-то уронил
коробок...
  - Спички давно кончились,- со вздохом проговорила Инга.- Я поддерживала
огонь...
  Не выпуская ее из рук - под мышками уже ломило от холода,- он встал на
колени и принялся ощупывать руками снег возле дров: где-то здесь выпали
спички... Впрочем, минутное затмение разума напрочь отключило сознание, и
свет от свечи, рожденный воображением, спасительный и вожделенный, грел в
этот миг жарче всякого костра. Он перелопачивал снег до тех пор, пока тот
не перестал таять на руках.
  - Говорят, смерть от холода приятна,- сообщила Инга.- Надо только обняться
покрепче и закрыть глаза...
  - Прекрати!- он ударил ее по лицу деревянной ладонью - голова мотнулась.-
Ни слова о смерти!
  - Нас найдут весной, когда растает снег,- продолжала она.- Если это
чудовище не съест, или звери...
  - Язык отрежу!- рявкнул он, наливаясь злобой.- Где спички?! Где я уронил
спички?!
  - Не знаю... Не заметила.
  Мамонт сунул пальцы в рот, пытаясь отогреть и вернуть им чувствительность.
Снег вокруг кучи дров был уже истоптан ногами и коленями, перемешан и
найти сейчас маленький коробок - равносильно найти иголку в сене. Если бы
еще не ноша, висящая на груди и ледяными ногами холодящая легкие и
сердце!..
  - Найду! Сейчас!- стервенея от злости, процедил он и вскочил на ноги.-
Только нужно согреться!
  Около получаса, увязая в снегу и радуясь сопротивлению пространства,
Мамонт бегал по открытому месту - в гору и с горы, пока не пробил пот.
Волосы на голове смерзались, и из-под них, как из-под шапки, бежали
горячие капли.
Быстрый переход