Изменить размер шрифта - +
Но Инга продолжала замерзать, ноги по-прежнему оставались
холодными и неподвижными.
  - Все!- крикнул он и швырнул ее в сугроб.- Будешь выживать сама!
  Он растер ее ступни ладонями, затем скинул разогретые сапоги - поочередно,
чтобы сохранить тепло,- намотал на каменные серые ноги портянки и натянул
обувь, как на манекен. Поднял с земли, поставил, толкнул под гору.
  - Бегом!
  Инга сделала пару неуверенных шагов, рухнула лицом в снег.
  - Встать!- Мамонт выхватил из кучи дров палку.- Встать, сказал!
  Она приподнялась на руках и вдруг улыбнулась, с растрескавшихся губ
засочилась кровь.
  - Мне уже хорошо, тепло...
  Мамонт ударил ее раз, другой - Инга только улыбалась, не чувствовала боли.
Тогда он снова поставил ее на ноги и потянул за собой. Спутница едва
перебирала ногами, каждую секунду готовая упасть в снег и увлечь за собой
Мамонта. Он втащил ее в гору проторенным следом, а с горы потянул целиной.
  - Бегом! Носом дышать!
  От напряжения лицо ее еще больше посерело, вытянулось, нос заострился.
Первый круг не разогрел ее, но вернул к ощущению реальности; Инга стала
чувствовать боль, дыхание сделалось стонущим и хриплым. На втором круге,
когда бежали с горы, Мамонт понял, что у самого отмерзают ноги в одних
тонких носках, пальцы стали деревянными.
  - Ну, жить хочешь?- спросил он, встряхивая Ингу за плечи.
  - Хочу,- пролепетала она.- Только ноги...
  - Болят?
  - Нет, не болят...
  - Это плохо! Плохо! Должны болеть! Бегом!
  Нарезая этот круг по целинному снегу, он уклонился вправо и, увлеченный
бегом с горы, не заметил, как миновал кучу дров, углубившись в лес. Снегу
здесь было мало, по щиколотку, а спуск довольно крутой. Бежали, пока
дорогу не перегородила упавшая старая сосна, зависшая кроной на других
деревьях и напоминающая шлагбаум. Мамонт перевел дух. Пока не остыли
пальцы, следовало разуть Ингу и теперь самому спасать ноги. Он усадил ее
на валежину, взялся за сапог, но она неожиданно толкнула его.
  - Не отдам!
  Хотела жить! Мамонт схватил ее за обе ноги.
  - Молчать! У меня тоже отмерзают пальцы!
  - Я девушка!- внезапно вспомнила она и осеклась.
  - Ты не девушка!- прорычал он.- Ты странница! Мы оба с тобой!..
  Она стала бить его кулачками по голове и лицу, сквозь хрип воспаленного
дыхания послышались слезы.
  - Как ты можешь?.. У меня только начали согреваться ноги!..
  - Читай стихи!- крикнул Мамонт.- Ты же писала стихи? Читай!
  - Причем здесь стихи?!
  - При том, что ты теряешь рассудок! Инга резко перестала сопротивляться, и
чтобы не упасть с валежины, пока он стаскивает сапоги, вцепилась в его
заиндевевшие волосы. Мамонт ощупал ее ступни - все еще лед... И портянки
холодные. Он надел один сапог, взялся за другой, и тут Инга неожиданно
выпустила его волосы, сказала со знакомым затаенным страхом:
  - Смотри? Там есть жизнь? Или нет? Она указывала куда-то под колодину.
  - Что там?
  - Смотри! Если идет пар, значит там есть тепло. Разность температур...
  Из-под валежины, на которой сидела Инга, в двух метрах от нее
действительно курился слабый парок, чуть больше, чем от чашки с горячим
чаем.
  - Что, если здесь - выход? Который мы ищем...
  В голове блеснула молния! Точно! Вход в пещеру начинался возле склоненного
дерева! Правда, были еще приметные камни, которых здесь почему-то нет, и,
кажется, не было вокруг такого густого леса... Но сейчас зима, изменилась
обстановка, да и совсем иная, хотя и сходная ситуация: тогда на руках был
раненый Страга, Виталий Раздрогин.
Быстрый переход