Изменить размер шрифта - +
Я хотела потерять сознание, молилась, чтобы тьма поглотила меня, но, хоть мне и не хватало кислорода, я не умирала.

За ледяной коркой стояла тишина. Маб смотрела на меня с торжеством и ненавистью. Она повернулась к слугам, и те поглядели на нее в ужасе, точно боялись, что им тоже не поздоровится.

— Готовьтесь, — хрипло приказала королева и воздела руки. — Я объявляю Летнему королевству войну!

Толпа рявкнула еще раз и с воинственным рыком потекла прочь. Маб взглянула на меня через плечо, злобно усмехнулась и вышла. Явор, хихикнув, последовал за матерью. В зале наступило безмолвие. Меня оставили умирать без конца.

Когда не можешь дышать, каждая секунда похожа на вечность. Все мое существование свелось к попыткам набрать в легкие воздуха. Я понимала, что это невозможно, но что толку? Сердце старательно колотилось в ребра, кожу терзал нестерпимый холод. Тело чувствовало, что оно живет, и продолжало бороться.

Не знаю, как долго я простояла, час или всего несколько минут, когда в дверях возникла тень. Ее очертания расплывались, я никак не могла разглядеть, кто это. Помедлив, неизвестный подбежал ко мне, коснулся рукой.

— Меган, — шепнул голос. — Это я.

Даже в предсмертном бреду сердце радостно дрогнуло. Сквозь прозрачную стену на меня смотрел Ясень. Глаза у него были живые и яркие, как всегда. Его лицо исказила такая мука, что мне стало страшно. Как будто это он задыхался и не мог вдохнуть.

— Потерпи, — сказал он, прислонив лоб к ледяной корке. — Я тебя вытащу.

Он отодвинулся, приложил обе руки к поверхности и закрыл глаза. Холодный панцирь дрогнул, по нему паутинками побежали трещины. Лед со звоном разлетелся на осколки, точно битое стекло. Как ни странно, меня даже не поцарапаю. Колени подогнулись. Я упала, отплевываясь и кашляя. Ясень опустился рядом, и я прильнула к нему, с жадностью хватая ртом воздух. Перед глазами все поплыло.

Какое счастье — снова дышать! Но как ни кружилась у меня голова, я все-таки заметила, что Ясень тоже обнимает меня. Он прижимался щекой к моим влажным волосам. Я слушала стук его сердца, и, как ни странно, это меня немного успокоило.

Счастье было недолгим. Ясень накинул мне на плечи свое черное пальто, и я благодарно запахнулась в него, дрожа.

— Идти можешь? — спросил он тревожным шепотом. — Надо поскорее бежать отсюда.

— А к-куд-да? — У меня зуб на зуб не попадал.

Он молча поднял меня на ноги, настороженно огляделся и потащил к дверям.

— Ясень, — выдохнула я, — погоди!

Он даже шага не замедлил. Мне это не понравилось. Я уперлась изо всех сил и вырвала у него руку. Принц повернулся, прищурил глаза. И тут я вспомнила, как он говорил Явору, что верно служит королеве. Я попятилась.

— Куда ты меня ведешь?

Принц запустил руку в волосы. Таким нетерпеливым и нервным я его еще не видела.

— Обратно в Летнюю страну. — Он потянулся, чтобы снова взять меня за руку. — Тебе нельзя тут оставаться. Скоро война. Я тайком отведу тебя к светлым, вот и все.

Мне будто пощечину дали. В сердце вспыхнули страх, злость и глупое желание отомстить.

— А почему я должна тебе верить? — прорычала я, швыряя в него слова, будто камни.

Я прекрасно понимала, что веду себя как полная дура и нужно уходить, пока никто нас не увидел. Просто слова вылетали сами, будто я опять съела выболтень.

— Ты с самого начата меня обманывал. Что бы ты ни говорил, что бы мы ни делали, все это были уловки. Ты заманивал меня в Зимнее королевство. С первой минуты водил за нос.

— Меган...

— Да заткнись ты! Ненавижу тебя!

Я не могла остановиться. Приятно было видеть, как Ясень вздрогнул, будто я его ударила.

— Ты даже не представляешь, как ты мне противен. Значит, любишь поиграть? Вскружить голову смертной девчонке, а потом смеяться, глядя на ее мучения? Ты знал, что задумал Явор, и не остановил его!

— Конечно нет! — Он так разозлился, что я оторопела.

Быстрый переход