Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

 

Я встал. Мне было холодно. Только сейчас до меня дошло, что я совершенно голый. Лицо и руки у меня были в ссадинах, лоб кровоточил.

 

- Твой номер ФД 256323, - сказал он, даже не поинтересовавшись, как меня зовут. - В Бога веришь?

 

- Нет, - ответил я.

 

- А в бессмертную душу?

 

- Нет.

 

- Это и не положено, - согласился он, - просто верить как-то спокойнее. А в неприятеля веришь?

 

- Да, - ответил я.

 

- Вот видишь, - сказал он, - это как раз положено! Надевай форму, бери шлем и автомат. Они все заряжены.

 

Я повиновался.

 

Все так же обстоятельно он запер формуляр в ящик стола и встал.

 

- Ты с таким оружием обращаться умеешь? - спросил он.

 

- Что за вопрос!

 

- Но ведь не все же такие старые фронтовые волки, как ты, Двадцать третий!

 

- Почему Двадцать третий?

 

- Потому что твой номер оканчивается на двадцать три, - объяснил он, взял со стола автомат и открыл низкую полуразвалившуюся деревянную решетку.

 

Я, прихрамывая, последовал за ним,

 

Мы вошли в какую-то узкую сырую галерею. Она была вырублена в скалах и лишь скудно освещена маленькими красными лампочками, провода свободно свисали вдоль стен. Где-то шумел водопад. Раздались выстрелы, потом глухой взрыв. Наемник остановился,

 

- Если нам кто-нибудь попадется навстречу, стреляй, и все, - сказал он. - Может, это враг, а коли нет - тоже не жалко.

 

Галерея, похоже, шла под уклон, но полной уверенности не было, потому что нам приходилось то карабкаться вверх, натыкаясь на крутизну, то сигать вниз, в неведомые глубины. Кое-где галереи и шахты были расположены в строгом порядке и снабжены сложной системой лифтов, а кое-где все было до крайности примитивно, словно строилось в незапамятные времена и вот-вот обвалится. Нечего было и думать изучить "географию" этого лабиринта, в котором обитали мы, наемники, - составить бы себе хоть приблизительный план. Руки мои сильно кровоточили. Несколько часов мы проспали в какой-то пещере, забравшись туда, как звери в нору.

 

Казалось, лабиринт распутывается. Галерея шла прямо, как стрела, только непонятно куда. Иногда мы преодолевали километры, шагая по колено в ледяной воде. От галереи, по которой мы шли, ответвлялись другие. Отовсюду капало, но иногда наступала мертвая тишина и лишь гулко отдавались наши шаги.

 

Вдруг наемник стал двигаться осторожнее, держа автомат на изготовку: на углу нашей и другой галерей что-то просвистело мимо моей головы - я был опять на Третьей мировой войне. Пригнувшись, мы побежали вниз по какому-то подобию винтовой лестницы, деревянной, полусгнившей, с которой наемник открыл совершенно бессмысленную стрельбу по галерее - никого ведь не было видно, - пока не кончились патроны.

 

Спустившись еще ниже, мы очутились в пещере, где было чуть светлее, куда вели и другие винтовые лестницы - одни шли сверху, как та, по которой мы попали сюда, другие снизу. Из пещеры широкая галерея вела к двери лифта. Наемник нажал кнопку. Мы прождали примерно четверть часа.

 

- Как только мы выйдем из подъемника, - сказал он, - тут же бросай автомат и поднимай руки вверх.

 

Дверь открылась, мы вошли в подъемник - маленький, тесный, непонятно зачем обитый потертой бордовой парчой. Не помню, вниз или вверх шел лифт. В нем оказалось две двери. Я заметил это, только когда спустя четверть часа у меня за спиной раскрылась дверь.

 

Наемник выбросил свой автомат наружу, я последовал его примеру. Я вышел с поднятыми вверх руками, наемник тоже поднял руки.

 

В ужасе я остановился: передо мной в инвалидной коляске сидел безногий солдат.

Быстрый переход
Мы в Instagram