Изменить размер шрифта - +
— Дэниелс посмотрел на Стефани. — Вы с Хизер помирились?
    — Вчера, на похоронах. Дейли ей действительно нравился. Она рассказала мне о Ларри некоторые вещи, о которых я даже не подозревала.
    — Вот видите, вам не стоит быть столь категоричной. Грин приказал убить Дейли после того, как ознакомился с содержанием тех флэш-карт. Они указывали на наличие утечек, и Ларри решил заткнуть их. Хизер — отличный агент и прекрасно знает свое дело. Грин и вице-президент намеревались уничтожить Израиль. Им было наплевать на всех, кроме самих себя. А вы думали, что проблема во мне.
    Стефани улыбнулась.
    — Я заблуждалась на ваш счет, господин президент.
    Дэниелс взглянул на Кассиопею.
    — А вы теперь вернетесь к строительству своего замка во Франции?
    — Пожалуй, да. Я слишком долго отсутствовала, и мои служащие уже, наверное, начали волноваться.
    — Если у вас такие же служащие, как у меня, они начнут волноваться только в том случае, если перестанут получать зарплату. — Дэниелс встал. — Спасибо вам обеим за все, что вы сделали.
    Стефани осталась сидеть. Она испытывала странное чувство.
    — Что-то вы недоговариваете.
    Глаза Дэниелса хитро блеснули.
    — Возможно, очень многое.
    — Это наверняка касается библиотеки. Еще минуту назад вы говорили о ней столь бесцеремонно, а теперь мне кажется… Вы не оставите ее спрятанной, да?
    — Это решать не мне. Тут главный кое-кто другой, и мы все знаем, кто это.
    
    Малоун слышал, как колокола Копенгагена пробили три. Как всегда, на Ходжбро Пладс было полным-полно людей. Закончив обедать, он, Пэм и Гари сидели за столиком летнего кафе. Они с Пэм только вчера прилетели из Египта, проведя всю субботу с Хранителями и проводив в последний путь Джорджа Хаддада.
    Он подал знак официанту, чтобы тот принес счет.
    Торвальдсен стоял в пятидесяти футах поодаль, наблюдая за тем, как идет восстановление книжного магазина Малоуна. Работы начались на прошлой неделе, еще до их возвращения. Теперь фасад четырехэтажного здания покрылся строительными лесами, а на них суетились рабочие.
    — Я должен попрощаться с Хенриком, — сказал мальчик, выскочил из-за столика и стал пробираться через толпу.
    — Грустно было прощаться с Джорджем в субботу, — сказала Пэм.
    Хотя они почти не говорили о том, что произошло в библиотеке, Малоун знал, что в голове у нее теснится множество других мыслей.
    — Как ты себя чувствуешь? — спросил он.
    — Я убила человека. Он был дрянью, настоящей сволочью, и все же… Я убила человека.
    Малоун промолчал.
    — Ты встал, — продолжала она, — повернулся к нему лицом, зная, что я нахожусь позади него. Ты знал, что я буду стрелять.
    — Я не был в этом уверен. Но я знал, что ты что-нибудь сделаешь, а именно это мне и было нужно.
    — Я никогда раньше не стреляла из пистолета. Отдавая его мне, Хаддад сказал, что нужно просто навести его нацель и спустить курок. Он тоже знал, что я сделаю это.
    — Пэм, не стоит переживать из-за этого. Ты сделала то, что должна была сделать.
    — Как поступал и ты все эти годы. — Она помолчала. — Я хочу кое-что сказать, но это непросто.
    Малоун ждал.
Быстрый переход
Мы в Instagram