Изменить размер шрифта - +
Теперь нужно сообщить остальным компаниям, что мы собираемся раскошелиться. – Он вынул из ящика письменного стола бокал и бутылку скотча. – Мне очень жаль, но мы должны изложить им все доводы еще раз.

Мысль о том, что придется иметь дело с толпой полных подозрений страховых агентов, укрепила решимость Элены.

– Мне тоже очень жаль, Фрэнк, но с меня хватит. Как только это закончится, я уволюсь.

Она вынула из портфеля заявление, положила на стол и пододвинула к Ноксу.

Тот взглянул на него, снова вздохнул, осу шил свой бокал и покачал головой:

– Не могу тебя винить.

 

– У меня есть хорошие новости и плохие новости, – сказала она. – Мне придется задержаться в Лос-Анджелесе еще на пару дней. Но хорошая новость в том, что я увольняюсь.

– Милая, это прекрасно! Как ощущения?

– Ну как сказать… Меня печалит Фрэнк, но в остальном неплохо. – Она помолчала. – Нет, в остальном ощущения бесподобные.

– Я слышу, как ты улыбаешься.

– Послушай, пока ты дожидаешься моего возвращения, почему бы тебе не присмотреться к дому изнутри, чтобы понять, что там нужно сделать? Жду подробного отчета, идет?

– Слушаюсь, мэм.

Сэм решил включить в число помощников Ребуля, глубоко проникшегося всеми радостями ремонта, – он три года вылизывал дворец Фаро, доводя до нынешнего вида. Ребуль волновался не меньше Сэма, и в течение двадцатипятиминутной прогулки до дома дал несколько основных советов, как вести себя с прованским архитектором.

– Прежде всего, – сказал он, – определи четкие размеры бюджета – это всегда не нравится, но совершенно необходимо. Затем установи крайний срок окончания работ, прописанный в контракте. Это не нравится еще больше. И наконец, и это не нравится сильнее всего, включи пункты о штрафах, если работа не будет исполнена вовремя. Ах да, еще берегись les petits inconnus.

Сэм засмеялся:

– Я поберегусь, вот только знать бы, что это.

– Непредвиденные мелочи. Это лучшее оправдание для любого архитектора – непредсказуемые проблемы, которые задерживают исполнение работ и увеличивают расходы. Это может оказаться что угодно – от треснутой канализационной трубы до семейства шершней-убийц под крышей. Но – quelle surprise! – откуда нам было знать?

Ребуль продолжал свою литанию советов и предостережений, пока они не поднялись по узкой каменистой подъездной дорожке и не остановились перед домом.

– Друг мой, не принимай все, сказанное мной, слишком всерьез. Это совершенно особенны

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram