Изменить размер шрифта - +
Однако у них есть свой интерес.

Последовал осторожный ответ:

– Какой именно?

– Долго объяснять. Человечество располагает сведениями об одном важном для них вопросе.

В сердце Джоэль шевельнулась мысль: «То самое, чего я так и не поняла и, наверное, не пойму».

Голос Арчера прогнал эту задумчивость:

– Что ж, возможно. Однако я полагаю, что ваши слова только подчеркивают правильность принятых мер, никто не может сказать, как отразится – на нас – ваш полет. А как известно, Всемирный Союз учреждение не слишком стабильное. Итак, вы намереваетесь доложить результаты непосредственно Совету…

– Да, – проговорил Лангендийк. – Мы подойдем к Земле, вызовем Лиму и затребуем инструкции. Что в этом плохого?

– Чересчур много шума! – воскликнул Арчер, помедлив. – Видите ли, я не все могу сказать вам, но… упомянутые чиновники намереваются опросить вас приватно, изучить собранные материалы и все прочее, прежде чем передавать известия о вашем возвращении в новости. Понимаете?

– М‑м‑м, у меня были такие подозрения, – грохотнул Лангендийк. – Продолжайте.

– Словом, с учетом обстоятельств и так далее, я собираюсь интерпретировать полученные мною приказы следующим образом. Мы проводим вас через Ворота в Солнечную систему. И, естественно, синхронизируем по радио автопилоты, чтобы корабли одновременно вышли на той стороне. Вы не будете ни с кем общаться по прямому лучу, мы сами уладим все необходимые вопросы, пока не отменят приказ. Понятно?

– Пожалуй, даже чересчур.

– Поймите, капитан, мы не хотим обидеть вас. Учтите, какой огромной важностью обладает это дело. Люди, отвечающие за миллиарды человеческих жизней, обязаны быть осторожными. А считать их начнем хотя бы с меня.

– Хорошо, я согласен; вы выполняете свои обязанности так, как считаете нужным, капитан Арчер. К тому же сила на вашей стороне.

Уже в последний момент на «Эмиссаре» установили парочку пушек, корабельные стрелки дублировали пилотов при запуске. Располагая достаточным временем, корабль мог набрать колоссальную скорость, однако предельное ускорение в заправленном состоянии и при полной нагрузке меньше чем в два раза превосходило земное тяготение, а гироскопы и вспомогательные двигатели весьма медленно разворачивали судно. Никто не собирался отправлять одинокий военный корабль на просторы Галактики. «Фарадей» же был рассчитан для боя, хотя прежде подобных оказий не возникало. Однако, кто знает, что может однажды вынырнуть из Ворот? К тому же высокая маневренность сторожевых кораблей помогала им совершать спасательные работы и также перевозить исследовательские экипажи.

– Я пытаюсь наилучшим образом выполнять требования правительства, сэр.

– Хотелось бы мне услышать от вас состав правительства в вашем понимании.

– Простите, но я всего лишь офицер‑астронавт, и мне не подобает обсуждать политические вопросы. Э, видите ли .. ну, словом, вам не о чем беспокоиться. Это всего лишь дополнительная предосторожность, не более. – Да‑да, – вздохнул Лангендийк. – Тогда приступим к выполнению. – Разговор перешел к техническим подробностям.

Завершив переговоры и выключив луч, Лангендийк обратился к своему экипажу:

– Ну, слыхали, конечно? Есть вопросы? Комментарии? Отвечал ему взрыв негодования и разочарования. Самым громким был голос Фриды фон Мольтке:

– Hollenfeuer und Teufelscheiss!

Первый инженер Дайроку Мицукури выразился мягче:

– Быть может, это и произвол, но долго нас не задержат. Сам факт нашего прибытия заставит публику требовать нашего освобождения.

Карлос Франсиско Руэда Суарес, старший помощник, добавил надменным тоном:

– К тому же у членов моего семейства найдутся весьма веские соображения по этому поводу.

Быстрый переход
Мы в Instagram