Изменить размер шрифта - +
У меня другие заботы.
Он взглянул на карманные часы.
– Знаете, Эд, я переговорю с вами об этой накладной позже. Мне еще нужно кое-куда сбе-гать.
Он похлопал Эдди Мак-Карти по руке и поспешил прочь, не оглядываясь.
– Ты пришел, чтобы снова стать на работу? – спросил, помолчав, Мак-Карти.
– Да.
– Я горжусь тобой. Ты здорово вчера высказался.
– Я тоже страшно горжусь, – сказал Фрэнк. – Но – бог мой – я не могу так же хорошо рабо-тать где-то в другом месте.
Он чувствовал себя побитым и беспомощным.
– Ты ведь знаешь это.
Раньше они частенько обсуждали свои проблемы.
– Нет, не знаю, – сказал Мак-Карти. – Ты справишься с любой проблемой не хуже любого другого на побережье. Я видел, как выдал деталь, всего за пять минут, включая и чистовую поли-ровку. Вот только сварка…
– А я никогда не говорил, что могу варить, – отозвался Фринк.
– А ты никогда не думал завести собственное дело?
Фринк, захваченный врасплох, застыл.
– Какое дело?
– Ювелирное.
– Да ну тебя, ради Христа!
– Заказы, оригинальные изделия, а продавать будут другие.
Мак– Карти отвел его в угол цеха подальше от шума.
– Тысячи за две ты смог бы снять небольшой подвал или гараж. Когда-то я рисовал эскизы женских сережек и кулонов. Помнишь ведь – настоящий модерн.
Взяв кусок наждачной бумаги, он стал рисовать, медленно и упрямо.
Заглянув ему через плечо, Фринк усидел эскиз браслета с орнаментом из расходившихся и переплетавшихся линий.
– А разве еще существует рынок ювелирных изделий? – спросил Фринк.
Все, что он когда-либо видел, было традиционными – даже старинные – изделиями прошло-го.
– Кому нужны современные американские вещи? Их не существует вовсе, во всяком случае теперь, после войны.
– Сам создай рынок, – посоветовал сердито Мак-Карти.
– Ты хочешь сказать, что и продавать я буду сам?
– Пусти их в розничную продажу через магазин, вроде… как он называется? На Монтгоме-ри-Стрит – большой шикарный магазин произведений искусства.
– Американские Художественные Промыслы, – сказал Фринк.
Он никогда не заходил в магазины столь дорогие и фешенебельные, как этот, так же, как и подавляющее большинство американцев. Только у японцев были такие деньги, чтобы делать по-купки в подобных магазинах.
– Ты знаешь, что там продают? – спросил Мак-Карти. – И на чем наживают состояния? На тех чертовых серебряных пряжках для поясов из Нью-Мексико, которые делают индейцы. Всякий хлам, который производят для туристов. Это считается модным искусством.
Какое– то время Фринк разглядывал Мак-Карти, не решаясь открыть рот, а потом сказал:
– Я знаю, что они там продают. И ты тоже знаешь.
– Да, – сказал Мак-Карти.
Они оба знали, потому что они оба имели к этому делу самое прямое отношение, и довольно давно.
Официальное «Уиндем-Матсон Корпорейшн» занималась выпуском решеток из кованого железа для лестниц, балконов, каминов для декоративных украшений жилых зданий, все на базе массового производства, по стандартным чертежам.
Для каждого сорокаквартирного здания штамповалось одно и то же изделие сорок раз под-ряд. С виду «Уиндем-Матсон Корпорейшн» была металлургическим предприятием. Но вдобавок к этому она занималась еще и другими делами, и именно оттуда она извлекала настоящие прибыли.
Используя большое количество тщательное подобранных инструментов, материалов и обо-рудования, «Уиндем-Матсон Корпорейшн» непрерывным потоком выпускала подделки американских изделий довоенного производства. Эти подделки осторожно, со знанием дела подбрасывали на оптовый рынок произведений искусства, вливая в реку подлинных вещей, собираемых по всему континенту.
Быстрый переход
Мы в Instagram