Изменить размер шрифта - +

Дом был совсем новый и явно богатый – о последнем можно было судить по сортиру, в который я по ходу заглянул: сортир был сооружен по всем канонам «новых русских» – с евроотделкой и отличной итальянской сантехникой.

Мы с Боцманом прошли кухню, две какие‑то комнаты, в которых, кроме ковров на полу и стенах, ничего не было, и оказались в огромном холле. Отсюда наверх шла широкая витая дубовая лестница. Справа по ходу виднелись массивные резные створки огромной двери – это, надо полагать, был главный вход в дом.

Мне сразу же захотелось выйти через эту дверь на улицу и осмотреться, но я поборол в себе такое желание, понимая, что делать этого пока нельзя: снаружи наверняка должно быть выставлено охранение.

– Проверить, что там? – показал Боцман подбородком наверх.

– Успеется, – остановил я его. – Сначала давай осмотрим весь этот этаж. Не может быть, чтобы тут никого не было.

Мы продолжили осмотр первого этажа и довольно быстро убедились, что решение это было правильным.

В одной из комнат, куда сунулся Боцман, нас ждал сюрприз: два спящих как ни в чем не бывало бородатых охранника. На то, чтобы вязать их, у нас не было времени, поэтому пришлось надолго вырубить бородачей. Конечно, можно было бы оставить одного для дальнейшей беседы, но вряд ли у нас выдалось бы время для разговора... Через десять минут, зачистив первый этаж и не встретив больше никого из обитателей дома, мы с Боцманом снова сошлись в большом холле.

– Ну что, посмотрим, что на втором? – полуспросил‑полупредложил Боцман.

– Не будем искушать судьбу. Вдруг нас обнаружат и поднимется шум. Так мы отсюда никогда не выберемся. Давай иди за ребятами, а я пока тут побуду...

Боцман ушел, а я, осторожно подойдя к окну, отодвинул край тяжелой бархатной гардины. За окном виднелся кусок огороженного высоким кирпичным забором двора. Метрах в двадцати от меня маячил еще один охранник, – похоже, присматривал за гаражом, широкие створки которого можно было разглядеть даже отсюда.

«Значит, пробиваться надо именно в эту сторону, – решил я, – пешком нам далеко не уйти, тем более что у хозяев этого дома наверняка есть машина, и не одна...»

Ребята появились почти неслышно. Я снова порадовался за Артиста: Семен держался молодцом, ничем не выдавая того, что каждый шаг сейчас бьет по мозгам, будто его палкой по голове колотят...

– Олежек, видишь гараж? – спросил я, поманив Муху к окну. – Твоя задача обеспечить нас транспортом.

– Выбери там чего получше, – снова пошутил Артист, – а то, боюсь, не перенесу тряску.

– Ага, – кивнул Муха. – Если у них там «линкольн» спрятан, обещаю тебе в нем самое мягкое место. Рядом с баром.

– Годится, – снова попытался пошутить Семен, и я решительно остановил его:

– Так, хлопцы, хватит трепа, договорим на рыбалке! План действий такой. Мы с Боцманом идем первыми. Док смотрит за двором, Семен, ты – за лестницей на второй этаж. Митя, отдай ствол Семе: ты и без него в случае чего обойдешься, а он сейчас боец аховый, так что...

– Жизнь покажет, кто аховый, а кто какой! – снова попытался пошутить Артист, но скривился, молча забрал протянутый ему ТТ. По его лицу можно было видеть, что ему самому в тягость быть нам если не обузой, то лишней проблемой.

– Все. Пошли! – сказал я и первым выскользнул через незапертую входную дверь.

Охранника, маячившего у гаража, Боцман оприходовал как на тренировке: неслышно возник за его спиной, протянул к его небритому горлу свои ручищи, хрустнули позвонки незадачливого часового – и дорога к гаражу была свободна. Мы с Боцманом осторожно приоткрыли створку гаражных ворот, и Муха тут же юркнул в темноту образовавшейся щели.

Быстрый переход
Мы в Instagram