Loading...
Изменить размер шрифта - +

- Теперь почти не сомневаюсь в этом, - убежденно заявляет Джэхэндр.

- Доказательства! - раздаются голоса сразу нескольких человек.

- О какой же разумной жизни на Эффе может идти речь, если локаторы космической ракеты засекли на ее поверхности только воду? Лишь у полюсов показания их остаются неясными. Разве не следует из этого, что если и не вся Эффа, то большая часть ее покрыта океанами?

- Но ведь известно, что океан - колыбель жизни, - подает реплику кто-то из молодых ученых.

- Жизни вообще, но не высокоразвитой, - отвечает на это Джэхэндр.

- Значит, ты допускаешь возможность существования на Эффе только самовоспроизводящихся ферментных систем, типа "свободных генов"? - усмехается Рэшэд. - Или даже вирусоподобных гетеротрофных организмов?

- Почему же? Я допускаю наличие там и более сложных форм. Плеченогих, например, и трилобитов. Но дальше эволюция живых организмов Эффы могла и не пойти. Мы ведь знаем, что раковины ископаемых плеченогих, обнаруженные в древних породах, ничем не отличаются от раковин их современных видов. А это значит, что за последние пятьсот миллионов лет виды этих животных остались неизменными.

- О чем вы, собственно, спорите? - удивленно спрашивает пожилой ученый, сидящий рядом с Джэхэндром. - На магнитной ленте космической ракеты не плеченогое ведь существо, а прекрасная девушка.

Все смеются, а Джэхэндр недовольно опускается на свое место.

Потом выступают другие ученые, более солидные, чем Джэхэндр. Некоторые тоже довольно энергично возражают Рэшэду. На меня, однако, значительно большее впечатление производит спокойное выступление старейшего нашего астробиолога Аттана.

- Можно, конечно, высказывать бесконечное количество сомнений и возражений против слишком смелой гипотезы Окхэя, говорит он, отечески положив руку на плечо Рэшэда. - Однако, как кто-то уже заметил, на магнитной ленте космической ракеты запечатлено высокоразвитое существо, и от этого факта нам никуда не уйти. Для меня до этого было несомненно лишь наличие на Эффе растительности, ибо обнаруженный в ее атмосфере молекулярный кислород мог образоваться лишь в процессе фотосинтеза, осуществляемого растениями. Одно другому не противоречит, конечно, но разница между этими фактами поистине грандиозна. Что делать в подобной ситуации? Наиболее благоразумным будет, по-моему, набраться терпения и с неопровержимыми фактами в руках либо доказать реальность существования разумной жизни на Эффе, либо столь же доказательно, а не голословно опровергнуть такую возможность. Нельзя же всерьез отрицать наличие на Эффе суши, как это делает Джэхэндр, потому только, что ее не засекли локаторы. А наличие молекулярного кислорода в ее атмосфере не свидетельствует разве о бурном развитии на ее поверхности наземной растительности?

Наконец берет слово крупнейший наш астроном, глава Совета ученых:

- Я тоже думаю, что нам не следует торопиться. Ситуация тут куда более сложная, чем полагают некоторые горячие головы. Попробуем спокойно во всем разобраться. В крайнем случае пошлем на Эффу еще одну космическую ракету.

По залу проносится негромкий шепот. Глава Совета невольно настораживается. Недоуменно оглядывается по сторонам. Подождав, когда утихнет шум, продолжает:

- Почему вас удивляет это? Мы имеем теперь более совершенные конструкции и горючее, позволяющее увеличить скорость полета ракеты. Возвращения ее уже не придется ожидать так долго.

- А почему бы не послать на Эффу не ракеты с электронными приборами, а Звездную экспедицию с учеными? - спрашивает Рэшэд.

- Это будет решено лишь в том случае, если Эффа окажется обитаемой, - твердо заявляет глава Совета.

- Ну, так мы докажем ее обитаемость, - негромко говорит Рэшэд. - А пока примите эту магнитную ленту с изображением девушки с Эффы. Мы постараемся вскоре представить Совету и другие доказательства обитаемости Эффы.

Конечно, доказать обитаемость Эффы - дело не легкое.

Быстрый переход