Loading...
Изменить размер шрифта - +

Конечно, доказать обитаемость Эффы - дело не легкое. Тут, может быть, действительно не следует торопиться, но мне нравится решительность Рэшэда. Молодец, Рэш! Смотри только, не сломай себе голову...

- А нельзя ли еще раз взглянуть на эту девицу?.. - просит кто-то из астробиологов.

Глава Совета молча кивает Рэшэду. В зале гаснет свет. На экране снова возникает изображение прекрасного существа с далекой планеты. Энергично жестикулируя, красавица пытается поведать нам что-то. Все смотрят на нее уже без прежних иронических улыбок, серьезно, сосредоточенно...

А когда зажигается свет, встает со своего места астробиолог Аттан. Он удивленно разводит руками и молча стоит некоторое время в раздумье. Будь на его месте кто-нибудь другой, все рассмеялись бы, пожалуй. Но его слишком уважают, чтобы позволить себе даже улыбку. Все напряженно ждут, что он скажет.

- Со всем в конце концов можно согласиться, - произносит он наконец, задумчиво глядя в потолок. - И с обитаемостью Эффы, и с тем, что жизнь на ней достигла большого совершенства. Но чтобы девушка с этой планеты так была похожа на наших?..

Он снова разводит руками и, не сказав больше ни слова, садится.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Из зала заседаний Совета ученых я выхожу первой. До нашей лаборатории недалеко, но я иду торопливо - не хочется ни с кем встречаться. Ужасно неприятный осадок на душе! Очень жаль Рэшэда. Эта девушка, запечатленная на магнитной ленте, действительно ставит его в очень затруднительное положение...

Ветер свирепствует по-прежнему. С трудом держусь на ногах. Бедные маленькие пэннэли панически мечутся в вихре опавших листьев. Холодно и неуютно под небом, сумрачно на душе...

Я иду в лабораторию, втайне надеясь, что и Рэшэд вернется в свой павильон.

В лаборатории пусто. Все уже ушли. Дверь в павильон Рэшэда распахнута настежь. Вижу его пустой письменный стол и огромный пульт с измерительной аппаратурой, поблескивающий лаком полированных плоскостей. Через спинку массивного кресла перекинут белоснежный халат.

Снова - уже в который раз! - берусь за ленту вольфрамовой стали, покрытую тонким слоем ферромагнитного порошка. Всматриваюсь через микроскоп в кристаллы гамма-окиси железа. Под влиянием какого-то мощного космического излучения они претерпели такие изменения, которые все еще не дают мне возможности восстановить фонограмму речи таинственной девушки с Эффы.

Хлопает входная дверь. Слышатся чьи-то шаги. Неужели Рэшэд?..

Нет, это Джэхэндр. Вот уж кого не хотелось бы мне видеть сейчас!

- Здравствуй, Шэрэль! - приветливо кивает он мне, будто мы не виделись сегодня. - Что это ты стала засиживаться так долго?

Джэхэндр учился вместе с моим братом и часто приходил к нам. Я в ту пору была еще совсем девчонкой. Он смотрел на меня свысока и подшучивал надо мной, а теперь пытается покровительствовать.

Я молча продолжаю заниматься своим делом. Джэхэндр хорошо знает мой характер и не обижается. Видимо, догадывается и о моих чувствах.

- Расстроилась из-за Рэшэда? А мне, думаешь, приятно все это?

Я все еще молчу, хотя меня так и подмывает спросить его: "Зачем ты пришел сюда? Если утешать, то я в этом не нуждаюсь".

- Эффа, конечно, не может не интересовать нас, - продолжает Джэхэндр. - Она давно привлекала внимание астрономов. Потому мы и послали к ней космическую ракету. Но вот ракета вернулась и что же? Что прибавилось к нашим прежним сведениям об Эффе?

- А то, что там обнаружена вода? - спрашиваю я.

- Но ее оказалось так много, что под сомнение ставится наличие какой, бы то ни было суши вообще. А без достаточного количества суши я лично не представляю себе возможность высокоорганизованной жизни. И уж, во всяком случае, мыслящих существ...

Джэхэндр молчит некоторое время, ожидая, видимо, что я отвечу, но я прислушиваюсь: не раздадутся ли шаги Рэшэда?

- А та девица с печальными глазами, которую продемонстрировал нам Рэшэд.

Быстрый переход