Loading...
Изменить размер шрифта - +
.. - продолжает Джэхэндр, неожиданно запнувшись.

- Договаривайте! - вспыхиваю я. - Что же, он сам, значит, сфабриковал ее изображение?

- Я этого не говорю, - обиженно возражает Джэхэндр. - Ни один ученый не позволит себе этого...

- Но откуда же тогда, по-вашему, взялось изображение этой девушки?

- Не знаю, Шэрэль, не знаю... Это гораздо большая загадка для меня, чем сама Эффа.

Джэхэндр увиливает от прямого ответа, но я почти не сомневаюсь, что он готов обвинить Рэшэда в недобропорядочности. Нужно бы отчитать его как следует, но я молчу, не находя слов от возмущения.

- В существование на Эффе именно такой девушки особенно трудно поверить, - после небольшой паузы продолжает Джэхэндр. - Уж очень она похожа на наших...

- Может быть, у вас даже есть знакомая, похожая на нее? иронически замечаю я.

- Да, есть, - совершенно серьезно заявляет Джэхэндр.

- Кто же?

- Ты.

- Я?..

- Да, ты. Не надо только злиться. Посмотри лучше на себя в зеркало.

- Вы пришли издеваться надо мной? - спрашиваю я дрожащим от возмущения голосом.

Джэхэндр лишь тяжело вздыхает и, не произнеся ни слова, уходит.

...Долго не могу заснуть в эту ночь. Может быть, это ветер, бушующий за окнами, не дает мне успокоиться?..

Встаю. Открываю окно. Холодные порывы ветра, длинные листья пальмовых деревьев и еще что-то, похожее на пэннэлей, врываются в мою комнату.

За окном непроглядная тьма. Не зажигая света, смотрю на небо. Темно, ни одной звездочки, все заволокло тучами. А как хочется посмотреть на далекую таинственную Эффу или хотя бы на ее Желтую звезду. Что же на ней все-таки: какая жизнь?

Сколько споров было у нас об этой Эффе, хотя ее и не обнаружишь невооруженным глазом. Даже в мощный рефлектор с электронными преобразователями Эффа видна лишь как светло-зеленое пятнышко, хотя диаметр ее не меньше, чем у нашей Джуммы.

Но, как ни далека от нас Эффа, интерес к ней всегда был велик. Ученые давно уже допускали возможность существования на ней жизни. Большинство из них считало это бесспорным. Спорили лишь о степени развития ее. Одни полагали, что на Эффе господствуют большие леса семенных папоротников и голосеменных растений, а животный мир представляют первые пресмыкающиеся и древние земноводные. Другие допускали более высокое развитие живой природы: максимальное распространение лесов, вымирание архаических млекопитающих и начало развития антропоидов. Лишь существование разумных существ отрицалось почти всеми. Верили в это всего несколько человек, в их числе отец Рэшэда Окхэя - Опаз Окхэй, знаменитый конструктор космических ракет.

Только после долгих дискуссий решено было послать к Эффе две ракеты, а спустя год - еще несколько к другим планетам ближайших звезд. Почти все они вернулись ни с чем, а из тех, которые летали к Эффе, возвратиласьлишь одна. Она-то и принесла на своей магнитной пленке изображение девушки.

Может быть, и прав был Опаз Окхэй, но сможет ли сын покойного конструктора подтвердить теперь догадку своего отца?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В "Астрономическом вестнике" опубликован подробный отчет о последнем заседании Совета ученых. Он написан в строго официальном тоне и совершенно объективен. О гипотезе Рэшэда говорится в нем лишь то, что я слышала от него самого. Столь же беспристрастно дана и дискуссия по этому поводу. Зато в специальной статье, посвященной проблеме жизни на Эффе, достается Рэшэду еще больше, чем на заседании Совета. Досаднее всего, что автор статьи - известный ученый. По его мнению, жизнь на Эффе может существовать только в зачаточном состоянии...

А в "Медицинском вестнике" два очень почтенных астробиолога, напротив, уверяют, что жизнь на Эффе давно уже угасла, ибо, по их подсчетам, Желтая звезда гораздо старше нашей. О девушке с Эффы во всех статьях говорится иронически. Высказываются даже предположения: не попала ли случайно на магнитную ленту космической ракеты одна из дикторш наших многочисленных телевизионных станций?

А что, если это действительно так? Поводов к сомнениям более чем достаточно не только у ученых.

Быстрый переход