Изменить размер шрифта - +

Мэгги попыталась представить себе, какой дом он мог бы купить и почему покупал его без нее.
– Далеко еще?
– Минут десять или около того, – ответил он и успокаивающе улыбнулся ей.
– Ты землю купил или что-то еще? – неуверенно спросила Мэгги. – Здесь в округе ничего нет, только старый Гартвидл, и то он давно уже заброшен, еще с тех пор, как умерла Селина Гартвидл.
– Больше не заброшен. – Кайл устроился поудобнее и высунул локоть в открытое окно.
У Мэгги округлились глаза.
– Кайл, уж не купил ли ты старый дом Гартвидлов? – (Он ухмыльнулся.) – Это же развалины!
В следующий момент те самые развалины неожиданно возникли из-за чащи деревьев, которые зашумели, когда Кайл повернул свой автомобиль с проселочной на заросшую частную дорогу.
– Ты ведь еще можешь вернуть свои деньги, правда? – У Мэгги стучали зубы, пока автомобиль трясся по дороге.
– Зачем бы мне это делать? – спросил Кайл, останавливаясь перед железными воротами. – Я на минутку.
Он достал карманный фонарик, выпрыгнул из машины и подошел к воротам.
Мэгги увидела, как он полез в карман.
– У него ключ, – почти простонала она; значит, он затеял это всерьез. – Ты ведь еще ничего не подписывал, не так ли? – спросила она, когда он вернулся в автомобиль и повел его в ворота; подъездных путей почти уже не существовало.
– Шшш.
Мэгги замолкла.
– А теперь взгляни! – Он указал на огромный белый дредноут с темными окнами.
В наступающих сумерках старый, построенный в колониальном стиле дом слабо светился на фоне темнеющего неба, выветрившаяся краска казалась свежей, и не было заметно, насколько зарос двор.
Но все это в благоприятном освещении вечера. Мэгги же видела дом и в откровенном свете дня.
Кайл нажал на тормоз и выключил мотор. Они сидели тихо, пока Мэгги боролась с собой, чтобы хоть что-нибудь сказать.
– Он страшно большой, правда? – наконец произнесла она.
– Я бы предпочел услышать «спасибо». – Кайл, положив руки поверх руля, обозревал дом. – Он не так велик, как обычный колониальный дом на плантации. Этот был построен в годы Реконструкции, в прошлом веке. Он – уменьшенная копия сгоревшего дома на плантации Гартвидлов на Кизиловом холме…
– Я знакома с историей дома, – сухо вставила Мэгги. – Чего я не знаю, так это что ты собираешься с ним делать.
– Восстановить его и жить в нем. Он – часть прошлого Джефферсонвиля, а мы должны хранить прошлое.
– Со старым в новое?
– Мэгги, Мэгги, – он укоризненно покачал головой, – разве тебе это ни о чем не говорит?
Она закрыла уши руками:
– Да… говорит… гнилье… дырявый водопровод… неисправная электропроводка…
– Магнолия Блоссом Джефферсон, – он произносил ее имя, растягивая слова, – я думал, уж кто-кто, а вы-то влюблены в это местечко. – Он тряхнул головой.
– Это место – бездонная бочка для затрат.
– Разве ты не рада, что выходишь замуж за человека с деньгами?
Она разглядывала его. Конечно, он так не думал…
– Я люблю тебя и вышла бы за тебя замуж, даже если бы у тебя не было денег. Даже если бы ты потерял свой бизнес и уехал бы из Джефферсонвиля. И из-за того, что я так люблю тебя, подозреваю, что вступлю в брак с тобой, даже если у тебя вместо дома – развалины.
Он засмеялся и обнял ее.
– Ему недолго оставаться в таком виде. Эй, я женюсь на Мэгги Джефферсон из семьи Джефферсон из Джефферсонвиля и не хочу, чтобы кто-нибудь болтал, что она неудачно вышла замуж!
– Они будут болтать кое о чем другом. – Она состроила гримаску.
Быстрый переход
Мы в Instagram