Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ее подхватил другой голос, третий… Грянул хор.

– Джим! – воскликнула Энджи. – Ничего страшного не произошло. Они просто благодарят нас. Они счастливы.

Из леса послышался гул голосов. Людям подпевали драконы! Как могли, конечно. Но, странное дело, песнопения они не портили, наоборот, придавали ему новое, еще более торжественное звучание.

– Я знала, Джим, что все кончится благополучно, – прошептала Энджи. – Посмотри! Джим, посмотри на небо!

На небе на фоне северного сияния, подобно яркой комете, летела с распушенным хвостом, переливающимся всеми цветами радуги, птица Феникс, предвещая грядущее обновление и безмятежное счастье.

 

Эпилог

 

– Как видите, – сказал Каролинус, – магия – это и ремесло, и искусство.

Каролинус, Джим и Энджи сидели за столом в комнате, расположенной в верхней части башни Маленконтри. Джим и Энджи приехали в замок на лошадях, а Каролинус, верный себе, взялся невесть откуда.

– Я тоже пришел к этому заключению, – осторожно произнес Джим.

– Вот и прекрасно, мой мальчик! – воскликнул Каролинус, – Всегда помни об этом. Ремеслу можно обучиться. Любой прилежный ученик осилит его. Но, если не вложить в ремесло душу, так и останешься подмастерьем, в лучшем случае станешь магом низкого ранга. А вот искусству обучиться нельзя, зато им можно овладеть самостоятельно, досконально изучив свое ремесло. Два мага ранга А и выше, равные по учености и эрудиции, демонстрируют свое искусство по‑разному, в зависимости от присущей каждому индивидуальности. Человек, овладевший любым искусством, как правило, совершенствует его, открывает новые горизонты. А из всех искусств важнейшим, несомненно, является магия. – Каролинус глотнул вина из стоящего перед ним кубка и испытующе посмотрел на слушателей: – Вам все понятно?

– Конечно, – поспешно отозвался Джим. – Стоит овладеть искусством, и тогда…

– Ради Бога, Джеймс, послушай лучше меня, – недовольно сказал маг.

– Извини, Каролинус, – покорился Джим.

Каролинус отпил из кубка.

– Но и искусный маг порой сталкивается с, казалось бы, непреодолимыми трудностями, когда не может найти в своем разуме приемлемого или вообще никакого решения возникшей перед ним многотрудной проблемы, – продолжил свое поучение Каролинус. – Бывают случаи, когда не помогает и Энциклопедия некромантии.

Джим с содроганием вспомнил пухлую книгу, содержащую огромное количество статей, охватывающих основные разделы магии. Каролинус тогда сжалился над ним и превратил книгу в маленькую пилюлю, которую Джим с удовольствием проглотил, не ведая о последствиях. А последствия не заставили себя ждать. Живот раздуло, словно пилюля, добравшись до чрева, обрела первоначальный вид.

– Не могу похвалить тебя за усердие Джеймс, – строго сказал Каролинус. – Ты опять отвлекся. А я перехожу к следующей мысли. Что остается магу, если он не нашел нужных сведений в Энциклопедии некромантии? Только одно: решать возникшую перед ним проблему своими силами, возможно, путем проб и ошибок. Ошибки не страшны. Придет время, и, когда покажется, что уже вконец изнемог от непомерных усилий, мага посетит озарение. А самостоятельная работа в сочетании с озарением есть творчество.

Каролинус замолчал. Джим решил было вставить словечко, чтобы выказать рвение, с которым он вникал в поучения Каролинуса, но счел за лучшее промолчать, следуя примеру Энджи, которая, казалось, вся обратилась в слух.

Каролинус перевел дыхание и с воодушевлением продолжил:

– Творчество порождает новую магию, доселе неизвестную. Но и это еще не все. Новая магия дает толчок творчеству других магов, которые, в свою очередь, могут сказать новое слово в магии.

Быстрый переход