Изменить размер шрифта - +

– Я мог явиться для участия в Играх, – рискнул Джек.
Бенони расхохотался.
– Конечно! Разумеется! – сказал он, смахивая рукавом слезу. – но здесь не состязаются в воровстве, так что тебе не в чем соревноваться.
– Вы предубеждены против меня, это нечестно, – сказал Джек. – Даже если я – тот, о ком идет речь, я не сделал ничего, чтобы нападать на

меня.
– Пока, – сказал Бенони. – Пламень Ада и впрямь отличная штука, а?
Глаза Джека, казалось, на миг вспыхнули, а рот дернулся в невольной усмешке.
– С этим никто не спорит, – быстро сказал он.
– И ты явился сюда выиграть его… по?своему. Человек тьмы, тебя знают, как закоренелого вора.
– И это лишает меня права быть честным зрителем на общедоступном празднестве?
– Когда речь идет о Пламени Ада – да. Он не имеет цены. Его алчут и те, кто привык к дневному свету, и люди тьмы. Как Распорядитель Игр я

не могу терпеть тебя поблизости от него.
– Что за беда с дурными репутациями, – сказал Джек. – Что бы ты ни делал, все равно подозревают тебя.
– Хватит! Ты приехал, чтобы похитить его?
– Только дурак сказал бы «да».
– Значит, добиться от тебя честного ответа невозможно?
– Если «честный ответ» – сказать то, что вы хотите от меня услышать, то вы правы.
– Свяжите ему руки за спиной, – сказал Бенони.
Что и было сделано.
– Сколько у тебя жизней, человек тьмы? – спросил Распорядитель.
Джек не отвечал.
– Ну?ну! Все знают, что людям тьмы дана не одна жизнь. Сколько их у тебя?
– Мне не нравится, как это звучит, – сказал Джек.
– Но ведь ты умрешь не насовсем?
– Путь из Навозных Ям Глива на западном полюсе планеты долог, а не идти нельзя. Иногда на сознание нового тела уходят годы.
– Значит, ты бывал там раньше?
– Да, – сказал Джек, проверяя свои путы. – И я бы не хотел попасть туда снова.
– Значит, ты признаешь, что у тебя есть еще самое меньшее одна жизнь. Это хорошо! Тогда меня не будет мучить совесть, если я прикажу

немедленно наказать тебя!
– Погодите! – сказал Джек, откинув голову назад и оскалившись. – Это же смешно! Я еще ничего не сделал. Забудьте про это, ладно? Прибыл я

сюда украсть Пламень Ада, или нет, сейчас?то я не в состоянии сделать это. Освободите меня, и я добровольно подвергну себя изгнанию на

время Игр. Я вообще не появлюсь в Сумеречных Землях, а останусь в царстве тьмы.
– Чем же ты можешь поручиться?
– Своим словом.
Бенони снова рассмеялся.
– Слово человека тьмы, который к тому же стал героем легенд о преступниках? – сказал он наконец. – Нет, Джек. Я не вижу иного способа

обезопасить наш приз, как только убить тебя. И поскольку в моей власти отдать такой приказ, я сделаю это. Писец! Запиши: в этот час я судил

его и вынес ему приговор.
Горбун с кудрявой бородой расписал перо и начал писать. Его склонности оставили заметные следы на его похожем на пергамент лице.
Джек выпрямился во весь рост и пристально посмотрел на Распорядителя из?под полуопущенных век.
– Вы, смертные, – начал он, – боитесь меня потому, что не понимаете. Вы привыкли к дневному свету, и жизнь вам дана только одна, а когда

она проходит, ждать больше нечего.
Быстрый переход