Изменить размер шрифта - +
Подумать только, прятаться от света дня, может быть, даже в своей собственной могиле, а ночью выходить на охоту. Тогда мне это показалось отвратительным. А теперь мне кажется, что это будет просто здорово!

Бэрби молча следил, как санитары погрузили его бездыханное тело в машину. Жаль, что Сэм так мало рассказал ему о том, что именно они с Мондриком нашли в могильниках Ала‑шана…

– Так и жил наш род, – весело щебетала Април, – пока люди не научились с нами бороться. Для нас это совершенно естественный образ жизни, ведь паутина нашего сознания обладает такой замечательной силой! Она может существовать практически вечно… если ее не уничтожит свет, или серебро, или те ужасные Камни, которые люди зарывали вместе с нашими телами.

Април замолчала, словно к чему‑то прислушиваясь.

– Настало время найти Квейна, – сказала она. – Я чувствую, как формируется нужная нам вероятность.

Тяжело махая крыльями, Бэрби устремился на северо‑восток. Он пронесся над самыми головами полицейских, столпившихся у брода на Медвежьем ручье.

– Можешь их не опасаться, – заметила Април Белл. – У них нет серебряных пуль, да и в любом случае, мы для них невидимы. С времен инквизиции люди успели забыть, как надо с нами бороться. Они даже перестали понимать своих собак! – в ее голосе звучало презрение. – Единственный, кто представляет для нас опасность – это Сэм Квейн.

Бэрби пролетел над бродом и устремился вверх по ущелью Лорел, превратившемуся в настоящую горную реку. Април Белл показала на склон, и там Бэрби увидел Сэма. Шатаясь под тяжестью зеленого ящика, Квейн упорно лез вверх по узкой тропе, извивающейся над бурлящей, пенящейся водой.

– Не спеши, – предостерегла Април. – Подождем, пока мы сможем воспользоваться вероятностью его падения… Она сейчас придет… я чувствую ее…

Бэрби закружил над угрюмыми черными скалами. Даже сейчас он не мог не восхищаться Сэмом Квейном – очень смелым и опасным врагом. Несмотря ни на что, Сэм продолжал бороться. Будь его противник чуть‑чуть послабее, он, возможно, и смог бы победить…

Наконец, карабкаясь по полустертым ступеням, Сэм выбрался на самый верх. Тяжело дыша, он опустил ящик на землю, спокойно посмотрел на огни фар стоявших у брода полицейских машин. Затем, устало и упрямо, снова вскинул на плечо свой тяжелый груз.

– Давай! – крикнула Април Белл.

Сложив огромные крылья, Бэрби бесшумно ринулся вниз.

Внезапно Сэм Квейн почувствовал грозящую ему опасность. Он попытался отойти подальше от обрыва… Ужас исказил его изможденное, небритое лицо. Он, похоже, мог видеть свободное сознание… Открыв рот, Сэм глядел на пикирующего птерозавра, и Бэрби показалось, что он слышит полный смертельной муки голос:

– Значит, это ты… Вил Бэрби!..

Когти птерозавра впились в деревянный ящик. Сладковатое зловоние окутало Бэрби смертоносным туманом. Его крылья бессильно повисли. Странный холод охватил тело Бэрби от одного прикосновения к этому страшному ящику. Но он не разжимал когтей.

Вырванный из рук Сэма ящик полетел вниз. И бессильный перед истекавшими оттуда ядовитыми испарениями Бэрби падал вместе с ним. Падал, пока зловещий, смертоносный груз не вывалился из его обессилевший когтей. С трудом расправив онемевшие крылья, птерозавр повис над ущельем. Он во все глаза смотрел на кувыркающейся вниз коробкой.

Вот она ударилась о выступ скалы и развалилась на куски. Во все стороны полетели щепки, обрывки блестящего серебристого металла. Бэрби увидел почерневшее серебряное оружие, искореженные осколки желтоватых костей и большой диск, от которого исходило тусклое фиолетовое свечение, обжигающее больше, чем даже солнечный свет.

Оно напомнило Бэрби описание несчастного случая в Лос‑Аламосе, где один из экспериментаторов погиб из‑за неосторожного обращения с радиоактивными веществами.

Быстрый переход
Мы в Instagram