Loading...
Изменить размер шрифта - +

     - А вы подойдите, подойдите, - сказал парень.
     Это была действительно мертвая роща, стояли трупы деревьев. И даже древесина у этих трупов была неживая, мертвенно-сизая, серебристо-зеленая, с обвалившейся корой, и кора тоже лупилась, коробилась и просто отлетала, как отмершая кожа. А по всем мертвым сукам, выгибаясь, ползла гибкая, хваткая, хлесткая змея - повилика. Это ее листики весело зеленели на мертвых сучьях, на всех мучительных развилках их; это ее цветы гроздьями мельчайших присосков и щупальцев, удивительно нежные и спокойные, висели на сучьях. Они были так чужды этой суровой и честной смертной бедности, что казались почти ослепительными. Они были как взрыв чего-то великолепного, как мрачный и волшебный секрет этой мертвой реки и сухой долины ее. В этом лесу было что-то сродное избушке на курьих ножках, или кладу Кащея, или полю, усеянному мертвыми костями.
     - Страшное дело, - сказал Зыбин. - Вы понимаете, Кларочка, они же мертвые. Их повилика задушила.
     Клара ничего не сказала, только мотнула как-то головой.
     - И она тоже погибнет, - сказал Зыбин, - только она не знает об этом. Она такая же смертная, как и они. Вот выпьет их до капли и сдохнет.
     И вдруг сказал:
     - Смотрите, их двое, и машут нам. Сюда идут!
     Действительно, с горы спускались два человека. Один, высокий, с плащом через руку, впереди, другой, низкий, в плаще и в шляпе, сзади. Он был кривоногий, как такса.
     Зыбин сунул руки в карманы и встал неподвижно, ожидая их. Клара подошла и облокотилась о ствол мертвого дерева. Парень молчал. Два человека! Два человека!! Два человека шли молча, не останавливаясь и не переговариваясь. Походка их была тяжелая и неторопливая.
     "Хорошо; что я оставил браунинг, - подумал вдруг Зыбин. - Надо бы..." Но мысль мелькнула и пропала.
     "Надо было обязательно встретиться с Линой, - подумал он почти бессмысленно. - Боже мой, как у меня все нелепо получается! И как тогда было хорошо на море!"
     И он сейчас же увидел белую стену городского музея на самом берегу, старую рыжую пушку у входа на камнях, маленького человека с указкой в руке - это вдруг на мгновение пришло к нему, согрело его, и он улыбнулся.
     Клара стояла у дерева и неподвижно и пристально смотрела на приближающихся. Он к ней обратился с чем-то, она не ответила.
     Первым к Зыбину подошел тот кривоногий, что шел сзади, высокий остановился поодаль и с любопытством оглядел Клару. Всю, с ног до головы. У кривоногого были курчавые черные волосы, густые брови, сросшиеся на переносье, острый маленький подбородочек, быстрые, острые мышиные глазки. А в общем - чахлое, ничтожное личико.
     - Здравствуйте, - сказал он.
     - Здравствуйте, - ответил Зыбин.
     - Жарко, - сказал маленький и расстегнул плащ (показались красные нашивки). - Товарищ Зыбин? Мы не дойдем с вами до машины? Нужно поговорить.
     - А вы что, из правления? - спросил Зыбин, словно продолжая какую-то игру, и взглянул на Клару. Она молча стояла у дерева и смотрела на них.
     - Из правления, - многозначительно улыбнулся кривоногий и, обернувшись, посмотрел на высокого. Тот все так же молча рассматривал Клару.
     - Ну что ж, пожалуй, придется ехать, - сказал Зыбин.
     Он вынул из кармана десятку и протянул Кларе.
     - Дойдете до правления, там найдете попутную машину. Поезд будет только вечером, - сказал он деловито.
     - Ну зачем же такую красивую девушку заставлять по такой жаре что-то искать, - серьезно сказал кривоногий.
Быстрый переход