Изменить размер шрифта - +

– Я хоть и пьяный, но должен тебе кое‑что сказать, парень. Даже если мозги у тебя набекрень, не стоит рассказывать людям, тем, которые не золотистые, свои тайны. Лучше уж отправляйся на Землю. Найди там какого‑нибудь ниггера и скажи ему, как он хорошо поет, танцует и какое у него отличное чувство ритма. Пачкай мозги ему.

Эта мудрость известна всем, кто детство свое провел на Земле...

Он выскользнул из моих рук, поставил чашечку кофе на стол и отвернулся.

– Я не рассказывал вам никаких своих тайн.

– Ты сказал, что золотистые страдают оттого, что активно не участвуют в жизни общества. Что вы чувствуете себя попавшими в западню...

– Я сказал, что человеческое общество использует нас, золотистых, нам некуда деваться, и поэтому мы словно в западне. В этом нет никакой тайны.

Полоски села за стол, взяла мой кофе и начала пить его маленькими глотками.

Я поднял голову.

– Расскажи‑ка мне, как тебя, золотистого, можно поймать в западню.

Но никто не обратил на мои слова никакого внимания.

– Извини, – сказала мне Полоски, – я взяла твою чашку.

– Заткнись!.. Так как тебя поймать в западню, а, Ан?

Мальчишка повел плечами, словно стараясь устроиться поудобнее.

– Это началось в созвездии Тибер – сорок четыре. Золотистые, вернувшиеся оттуда, были по‑настоящему потрясены.

– Да. Я слышал об этом. Все это случилось несколько лет назад.

Лицо Ана скривилось. Мускулы лица вокруг глаз странно вздулись под кожей, словно их свело судорогой.

– Что‑то там...

Я коснулся рукой его уха и стал осторожно поглаживать кожу большим пальцем, как люди делают иногда, лаская кошек.

– Говори... Расскажи мне об этом.

– Да. Ладно... – фыркнул Ан и нагнул голову вперед, уклоняясь от моей руки. – Вначале их обнаружили на Тибере – сорок четыре, но они перевернули все вверх дном. А потом они объявились во всех галактиках, на половине планет, где, возможно, была жизнь, и множестве таких, где она и вовсе не возможна.

Его дыхание с присвистом вырывалось из легких. Я продолжал поглаживать его, постепенно успокаивая.

– Люди считали себя отличными психологами и думали, что смогут работать вместе с ними, изучать их, даже обсуждать... но в них было что‑то, что изменило наше ощущение реальности. Это было страшное потрясение.

– Ан, если ты пойман в западню, значит, ты не можешь идти куда‑то, – попытался втолковать ему я. – Но ведь ты же можешь лететь куда пожелаешь.

Он кивнул, но в этот раз голову не убрал.

– Все равно я прав... Вы хотите знать, где и кто поймал золотистых?

Полоски поставила чашечку кофе на стол и внимательно слушала наш разговор, поигрывая цепочкой с драгоценным камнем, ан отчаянно заморгал.

– Как нас поймали? – пробормотал он. – Все дело в том, что эти существа пришли из другой вселенной.

– Из далекой‑далекой галактики? – попробовала уточнить Полоски.

– Нет. Из другого континуума времени и пространства. – Мальчик уставился на драгоценность в руке Полоски, которая совсем недавно была его собственностью. – И по временным, и по физическим состояниям она совсем иная.

– Своего рода параллельный мир...

– Параллельный? Черт побери! – Ан произнес это как‑то странно, растягивая слова. – Ничего параллельного в нем нет. Их биллионы биллионов... этих миров. Они по размеру в сотни раз больше, чем наша вселенная. И все это новое пространство внешне занимает объемы меньше нашей галактики. Некоторые из пришельцев кажутся нам призраками, потому что частично живут в другой вселенной.

Быстрый переход