Изменить размер шрифта - +
Во вторник я проснулся около десяти, и дворецкий раздвинул на окнах шторы, а затем принес мне

чай...
     - Чик, не надо паясничать. Ну пожалуйста, расскажи мне!
     - Ладно, но тогда мне придется немного пофантазировать. Ну вот хотя бы так: в девять часов утра во вторник Вэл Оркатт поставил пустые

корзины из-под провизии в кузов своего грузовика. К машине подошел президент, они с Вэлом внимательно осмотрелись, чтобы убедиться, что никто не

видит их, и президент через заднюю дверцу забрался в кузов. Подъехав к воротам, Вэл сбросил скорость и, выждав момент, когда внимание часового

будет отвлечено на что-то еще, выехал. Это не самая важная часть дела. Он свернул в боковой проезд и остановился в том месте, где я оставил свой

автомобиль.
     Президент выбрался из грузовика, сел в седан, приехал по этому адресу и вошел в эту квартиру, воспользовавшись моим ключом.
     Забравшись в кузов грузовика, я немного подгримировался, надел старую кепку и, сев на место водителя, подкатил к парку. Выбрав подходящий

момент, мы с Вэлом спрятались в зарослях кустарника. Я взял эту трость и треснул Вэла по виску, вот здесь ты можешь видеть метку, оставшуюся на

ней. Мне потребовалось крепко стиснуть зубы, чтобы решиться на это, - видела бы ты выражение лица Вэла, когда он понял, что я собираюсь ударить

его, хотя, конечно, все было условлено заранее. Но Вэл - настоящий мужчина. Я оставил его лежать на земле и вернулся в грузовик. Да, забыл

сказать, мы остановились у табачной лавки, там Вэл позвонил своему начальнику и сообщил, что он растянул щиколотку и что грузовик отгонит в

гараж, а сам на службу сегодня больше не выйдет.
     Подыскивая подходящее место, я немного поездил по городу и в конце концов остановился на Пятнадцатой улице, перед незаселенным домом.

Дождавшись, когда на улице никого не будет, я вылез из грузовика, пересек двор, а затем прошел по аллее до остановки, сел в трамвай, приехал

сюда и вскоре ел сандвичи с президентом.
     И ты знаешь что? Поверишь мне или нет? Я едва не забыл стереть отпечатки пальцев Вэла с перочинного ножа президента, который мы намеренно

оставили в кузове грузовика! Вот было бы здорово, а?
     - А как же твои собственные отпечатки?
     - Я был в перчатках. Я не собирался оставлять следы, которые могли бы навести на меня, нет уж, благодарю покорно!
     Альма смотрела на Чика. Восхищение, которое читалось в ее глазах, было смешано с нежностью. Наконец она сказала:
     - А как же ты смог хладнокровно ударить палкой Вэла Оркатта так, что он потерял сознание? Это гораздо хуже, чем то, что ты ударил меня,

потому что в последнем случае ты действовал так, как диктовали тебе обстоятельства. Конечно, я понимаю, тебе надо было каким-то образом

нейтрализовать Вэла, но палкой... Бр-рр!.. Не могу себе представить, как ты мог сделать такое.
     Почему ты не усыпил его хлороформом?
     - Я не анестезиолог. Применив хлороформ, я мог бы убить его. Ну и кроме того, Вэл нуждался в хорошем синяке - это делало его показания

более достоверными.
     - А кто подбросил пропитанный хлороформом платок на лужайку Белого дома?
     - Это сделал Браунелл, когда отправился на поиски президента. Платок все время лежал у него в кармане.
     - Хорошо. - Альма вздохнула, еще раз посмотрела на Чика и медленно обвела взглядом всю комнату. - Очень жаль, - продолжила она, - что никто

и никогда не узнает ничего об этом.
Быстрый переход
Мы в Instagram