Изменить размер шрифта - +

– Ну что, решили побаловаться с красоткой, а? Жеребцы! – Он оглушительно захохотал, очень довольный своей шуткой.
Капо «похоронной» команды не обязан был собственноручно развозить трупы. Он делал это потому, что ему нравилось водить машину. Раньше он работал

шофером и теперь никогда не упускал возможности подержать в руках руль. За рулем у него всегда было отличное настроение.
Наконец, ввосьмером они кое как, дрожа от усталости, водрузили податливое тело обратно наверх. Потом принялись за Ломана. Штрошнайдер, чтобы как

то скоротать время, плевал в них жевательным табаком. После женщины Ломан показался им совсем легким.
– Зацепите его как нибудь, – шептал Бергер Вестхофу и Бухеру. – Зацепите его рукой за что нибудь.
Им удалось просунуть руку Ломана между досками обрешетки. Теперь она болталась снаружи, зато поперечная планка подмышкой надежно держала тело и

не позволила бы ему соскользнуть с машины.
– Все! – выдохнул Бухер и в изнеможении сполз вниз.
– Ну что, готово? Саранча! – Штрошнайдер рассмеялся. Эти десять суетливо копошившихся скелетов показались ему очень похожими на огромных

насекомых, которые вдесятером куда то волокут своего дохлого, застывшего собрата.
– Саранча!.. – повторил он и посмотрел на ветеранов. Никто не смеялся. Тяжело дыша, они неотрывно смотрели на задний борт грузовика, над которым

возвышался густой лес человеческих ног. Среди этого множества ног были и две детские ноги, обутые в грязные белые туфли.
– Ну что, тифозные ваши души, кто из вас будет следующий? – весело спросил Штрошнайдер, забираясь в кабину.
Никто не ответил. Настроение у Штрошнайдера окончательно испортилось.
Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram