Loading...
Изменить размер шрифта - +

Вновь послышался свисток, и Реймонд опять посмотрел на дремавшего в конце вагона мужчину, потом покосился на свою сумку. Рискнуть? Сейчас он встанет, возьмет сумку, затем, пользуясь тем, что свет в вагоне притушен, незаметно сунет пистолет под свитер и положит сумку обратно. Реймонд уже был готов проделать все это, как вдруг заметил, что Вивьен Вудс наблюдает за ним. Их глаза встретились, и женщина улыбнулась. Это была не просто вежливая улыбка, обращенная к попутчику, проснувшемуся, как и она сама, спозаранку. Нет, в ней явственно читался сексуальный призыв. К подобному вниманию Реймонд давно привык. Стройный блондин с крепким телом и мужественной внешностью, большими сине‑зелеными глазами, обладатель хороших манер и бархатистого голоса – подобная комбинация являлась смертоносной для женщин практически всех возрастов. Как правило, они смотрели на него с тем же выражением, которое читалось сейчас на лице Вивьен Вудс: позови меня, и я отправлюсь с тобой хоть на край света, а уж там будет все, что ты пожелаешь!.

Реймонд вежливо улыбнулся в ответ и опустил веки, но по‑прежнему продолжал ощущать на себе ее взгляд. И надо же ей было проснуться именно сейчас! Теперь завладеть оружием уже невозможно.

 

3

 

Железнодорожная станция Сан‑Бернардино, Калифорния, 6.25

Джон Бэррон ощупывал взглядом вереницу ранних пассажиров, входивших в вагон. В руках у некоторых были кейсы или ноутбуки, кто‑то держал пластиковые стаканчики с кофе. Многие говорили по сотовым телефонам, и практически у всех был заспанный вид.

Еще несколько минут – и кондуктор закрыл дверь, электровоз свистнул, состав дернулся и пополз вдоль перрона. Молодая женщина, сидевшая рядом с Бэрроном, поудобнее устроилась в кресле и снова погрузилась в сон.

Джон посмотрел на нее, а потом перевел взгляд на цепочку пассажиров, занятых поиском свободных мест. Его внимание привлек карапуз четырех или пяти лет, с нежностью прижимавший к груди плюшевого мишку; его сопровождала красивая блондинка, по‑видимому мамаша. Когда они прошли мимо, Бэррон перевел глаза на сидевшего у двери Марти Вальпараисо. Тот либо дремал, либо прикидывался.

На верхней губе Джона выступили капельки пота и, попытавшись стереть их, он заметил, что ладони тоже вспотели. Он нервничал, и ему это не нравилось, распускать сейчас нервы – непозволительная роскошь.

Наконец последний из поднявшихся в вагон пассажиров в поисках свободного кресла прошел мимо Бэррона. Это был высокий, атлетического сложения мужчина в черном деловом костюме, напоминавший молодого и энергичного менеджера, но на самом деле Джимми Хэллидей был третьим из шести детективов в штатском, перед которым была поставлена задача следить за игроком в карты до тех пор, пока скорый не прибудет на вокзал Лос‑Анджелеса в 8.40 утра.

Бэррон откинулся в кресле и стал смотреть в окно мимо спящей девушки, пытаясь взять себя в руки. Детективам – и ему в их числе – предстояло убедиться в том, что один из игроков – тот самый преступник, которого разыскивает полиция Чикаго. Если подозрения подтвердятся, то в случае, если он предпримет попытку сойти с поезда раньше, они должны будут ему помешать. Но это представлялось маловероятным, поскольку билет у него был до Лос‑Анджелеса. Если же преступник останется в поезде, детективы должны следить за ним после прибытия: предполагалось, что объект наблюдения будет все время находиться между ними и еще тремя детективами в штатском, которые встретят их на платформе Юнион‑стейшн. Сразу же после того, как преступник сойдет на перрон, его арестуют.

На первый взгляд план был прост: ничего не предпринимать до последней секунды, а затем взять парня «в клещи» и надеть на него наручники. Трудность заключалась в том, что этот человек обладал отменным чутьем на опасность, взрывным характером, способностью быстро ориентироваться в самых сложных обстоятельствах и к тому же являлся опытным, безжалостным убийцей.

Быстрый переход