Loading...
Изменить размер шрифта - +
Никто мне не запретит.

– Никто, хотя… это довольно утомительно. Может, найдем занятие получше?

– Да, ты прав, – согласилась Клеманс. – Глупо тратить энергию на вещи, которые того не стоят. Побережем силы на то, чтобы развлекаться.

– И гулять на берегу.

– Гулять на берегу… Это из какой‑то песни, да?

Клеманс напела мотивчик. Они шли по тротуару среди толпы работяг и безработных, студентов, пенсионеров, детей. В магазинах, булочных, банках не прекращалось ни на миг снование переливчатых кровяных шариков, коими являются люди в кровеносной системе города.

Мимо, сигналя, пронеслась машина. Метров через десять она остановилась на красный свет. Клеманс взяла Антуана под руку.

– Закрой глаза, – попросила она. – Хочу сделать тебе сюрприз.

Антуан повиновался. Легкий теплый ветер лохматил им волосы. Клеманс направляла Антуана, держа за локоть; она вывела его на проезжую часть. Метрах в ста обозначилась черная машина, которая стремительно приближалась.

– Ну вот, можешь открыть глаза.

– Клеманс, на нас едет машина, – спокойно заметил Антуан.

– Ты обещал довериться мне.

– Ничего подобного я не обещал.

– Ах да, я забыла тебя попросить. Доверься мне, хорошо?

– Клеманс, машина…

– Поклянись, что доверяешь мне, и перестань нудить, как слабак. И главное, не дергайся. Ну, поклянись!

– Ладно, клянусь. Я не двинусь с места, я не… двинусь с места…

Машина была уже метрах в тридцати и истошно гудела. Антуан и Клеманс не шевелились, прохожие останавливались и смотрели на них. В последний момент Клеманс дернула Антуана за руку, и они упали на тротуар. Автомобиль пронесся мимо, свирепо рыча и скаля зубы.

– Я героиня, я спасла тебе жизнь, – объявила Клеманс. Она вскочила на ноги и помогла встать Антуану. – Значит, мы связаны навсегда. Теперь мы отвечаем друг за друга. Как китайцы.

– По‑моему, на сегодня эмоций достаточно.

– А у тебя есть какой‑то лимит на эмоции?

– Да, именно, иначе у меня будет передозировка. И не говори, что передоз эмоций – это классно, мне с непривычки тяжело.

Проголодавшись от бурных переживаний, Антуан с Клеманс решили пообедать в «Гудмундсдоттире» вместе с Асом, Родольфом, Ганжой, Шарлоттой и ее подружкой. Но до обеда оставалось еще часа полтора, и Клеманс предложила поиграть в привидения. Она объяснила, в чем состоит игра: они должны вести себя как призраки, то есть разглядывать в упор людей, сидящих под зонтиками кафе, бродить по улицам и магазинам, подражая крикам совы, короче, вообразить себя невидимыми и пользоваться преимуществами этого положения. Устрашающе подняв руки и потрясая цепями, Клеманс с Антуаном отправились тревожить Париж

Быстрый переход