Изменить размер шрифта - +
На Алеутских островах Кук остановился 2 октября: «Резольюшен» страдал от своих старых бед, снова сквозь швы сочилась вода между шпангоутами. Во время трехнедельной стоянки на этом острове Кук встретил русских купцов, которые любезно позволили ему дополнить его карту и указали на существующие неточности. За это время он хорошо узнал эскимосов – самый миролюбивый и безобидный народ, как отметил он в своем отчете.

24 октября корабли отплыли по направлению к Сандвичевым островам и достигли их 26 ноября без приключений, не считая того, что во время сильного шторма сломался главный галс, убив при этом матроса и ранив еще нескольких. Они увидели остров Мауи, второй по величине в архипелаге. Оба корабля остановились на некотором расстоянии от берега – они не нашли подходящей якорной стоянки, и многие туземцы поплыли им навстречу на своих лодках, везя большое количество свежих фруктов, овощей и, конечно, неизбежных свиней. Среди встречавших был почтенный пожилой человек, и, судя по тому уважению, с которым держались остальные, это был кто‑то очень важный. Действительно, это был король Гавайев.

Они отплыли от Мауи, и через день или два перед ними предстали высокие, покрытые снегом вершины‑близнецы острова Гавайи; высота обоих была около 4176 м. Кук медленно продвигался вдоль берега, ища подходящую бухту. И куда бы они ни плыли, их всегда сопровождало множество лодок, пассажиры которых поднимались на борт без малейшего опасения, чего Кук никогда раньше не встречал в Океании. Их лодки, отметил Кук без всяких комментариев, были нагружены свиньями и женщинами; последние с большей охотой раздавали свои милости, чем те, которых они встречали раньше. Поистине гавайцы были доверчивым народом. Они весело устраивались ночью спать на палубе, в то время как их лодки тянулись за кораблем. Из‑за встречных ветров кораблям пришлось долго огибать южный берег острова, прежде чем повернуть и начать плавание вверх вдоль западного берега. Только 16 января была обнаружена подходящая якорная стоянка в Килакекуа‑Бей. Уильям Блай был послан на берег для разведки и, вернувшись, заявил, что бухта замечательно подходит для их целей. Там была пресная вода и две деревни, Кекуа и Каваруа, которые могли удовлетворить все их нужды.

Прием, ждавший на следующий день Кука и его команду, когда они встали на якорь в Килакекуа‑Бей, не имел, по‑видимому, прецедентов в истории Океании. Кинг, второй помощник Кука, оценил количество лодок не менее чем в тысячу пятьсот, и они вмещали, по меньшей мере, девять тысяч туземцев, которые вышли в море, чтобы встретить их, еще несколько сотен вышли на линию прибоя, и еще сотни плавали вокруг, как стаи рыб, в то время как тысячи собрались на берегу бухты.

Палеа, вождь, и Коа, великий жрец, взошли на борт и обращались с Куком с необыкновенным почтением, граничащим с благоговением, и когда он с церемониями был препровожден на берег, ожидавшие его тысячи туземцев распростерлись на берегу. После этого он был вынужден присутствовать на долгой и странной церемонии то ли приветствия, то ли посвящения, во всяком случае, с явным религиозным оттенком. И только после этого его отпустили назад на корабль. Кук не знал тогда, что он был обожествлен. Согласно гавайскому фольклору, один из их богов, Ломо, – бог счастья, мира и плодородия, давным‑давно отправился в море, но должен был когда‑нибудь вернуться к ним. Кук стал Ломо, который вернулся домой, а «Резольюшен» был его храмом. Новость о его возвращении распространилась по Гавайским островам, как только он высадился на островах Ниихау и Кауаи ровно год тому назад, и, разумеется, его заметили с берега острова Гавайи еще за неделю до того, как он нашел окончательную якорную стоянку. Это, конечно, объясняет, почему, хотя на берегу было всего две маленьких деревни, десять тысяч туземцев ждали его, чтобы приветствовать. Они были давно предупреждены и приехали издалека, чтобы встретить своего бога.

Кук не подавал виду, что обожествление произвело на него большое впечатление.

Быстрый переход