Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Его наполненные ужасом глаза уставились в направлении источника свиста. Почти сразу он услышал такой же свист, но из другой части подземного лабиринта. Автоматически его глаза обратились в сторону нового источника опасности, а затем он резко повернулся направо, так как в третий раз услышал точно такой же свист, как и предыдущие. Глаза юноши отчаянно пытались рассмотреть третий источник опасности, но вокруг не было ничего, кроме обволакивающей темноты, и ничто не нарушало тишины, за исключением звуков цыганских скрипок, напоминавших о другом – безопасном и спокойном – мире, что усиливало гнетущую тишину этого наводящего смертельный ужас места.

Некоторое время юноша стоял неподвижно, обезумев от страха. Затем в течение нескольких секунд снова трижды прозвучал тот же двойной свист, но на этот раз ближе, намного ближе... И когда юноша опять увидел слабые лучи света, исходящие от двух фонарей, те же самые, что он видел раньше, он повернулся и в панике побежал в противоположном направлении, которое, казалось, давало кратковременную передышку, нисколько не заботясь о том, что в любой момент может наскочить на известняковую стену. Разум должен был предупредить его об этом, но сейчас беглец был на грани безумия, и только вековой инстинкт подсказывал ему, что человек не умирает раньше, чем наступает смерть.

Он пробежал не более полудюжины шагов, когда мощный источник света вспыхнул впереди него на расстоянии меньше десяти ярдов. Беглец резко остановился, оступился, но сохранил равновесие и опустил руку, инстинктивно поднятую для защиты глаз от яркого света, и тут, прищурившись, впервые предпринял попытку определить степень и реальность возникшей перед ним новой угрозы. Но все, что он смог увидеть, – это едва различимую бесформенную фигуру человека позади фонаря. Затем медленно, очень медленно, рука этого человека появилась в свете фонаря, и в ней ярко сверкнул дьявольски изогнутый нож. Нож и луч света начали медленно приближаться...

Беглец повернул назад, сделал два шага и снова замер. Два других ярких пятна света, в которых также сверкали ножи, двигались ему навстречу и были ничуть не дальше человека за его спиной. Что было особенно страшным, действующим на нервы в этом размеренном продвижении всех троих, – это неторопливая, беспощадная уверенность в неизбежном.

– Подойди, Александре, – ласково сказал Кзерда. – Мы же все старые друзья, не так ли? Разве ты больше не хочешь нас видеть?

Александре зарыдал и бросился направо: там свет от трех фонарей высветил вход в еще одну пещеру. Задыхаясь, как загнанный зверь, спотыкаясь, бежал он по проходу. Ни один из трех преследователей не сделал попытки перехватить его или броситься следом. Они просто шли за ним, двигаясь с той же показной неторопливой уверенностью.

В третьей пещере Александре остановился, дико озираясь. На этот раз пещера была настолько мала, что позволяла увидеть беспощадно монолитные стены, которые не оставляли ни малейшей надежды на дальнейшее отступление. Единственный путь из нее был тот, по которому он попал сюда, а это означало конец.

Вдруг у юноши, несмотря на паническое состояние, появилось ощущение, что эта пещера необычная... Его преследователи с их фонарями еще не появились, так почему же он видит здесь так хорошо? Гораздо лучше, чем в той адски темной пещере, из которой он только что прибежал?

Рядом с ним возвышалась огромная груда камней и обломков скальной породы, явно свидетельствовавшая о сильном обвале. Инстинктивно Александре поднял глаза. Нагромождения скальной породы уходили вверх под углом сорок градусов; вершины горы не было видно. Взгляд юноши медленно скользил по каменной осыпи. Там, где она кончалась, на высоте примерно шестидесяти футов, зияло круглое отверстие, через которое был виден клочок неба, усеянного звездами. Именно из этого отверстия струился свет, и Александре понял, что здесь когда‑то давно обвалился свод пещеры.

Какой‑то первобытный внутренний импульс руководил теперь движениями обессилевшего юноши; его разум потерял контроль над телом.

Быстрый переход
Мы в Instagram