Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ну ладно, посмотрим. Как бы вы стали…
Незнакомец достал из кармана огромный красный носовой платок и вытер лоб.
– Вы собираетесь задавать вопросы, ваше величество?
– Да, естественно, я…
– Умоляю вас не делать этого. Заклинаю вас всем, что вам дорого, не мучайте меня. – Он собрался с духом и, ударив себя кулаком в грудь, заявил: – У меня есть природное чутье – этого достаточно.
Веселунгу этот человек начал нравиться. Сам он тоже считал, что этого достаточно.
– Однажды у меня завязался профессиональный разговор с одним свинопасом, – задумчиво проговорил он, – и мы выяснили, что у нас много общего.
– Именно таким же образом, – сказал незнакомец, – и мне открылось мое призвание.
– Как странно. Знаете, а ведь ваше лицо кажется мне немного знакомым.
Незнакомец решил открыться.
– Этим лицом я обязан вам, ваше величество, – просто ответил он.
Веселунг в недоумении поднял брови.
– Короче говоря, – пояснил незнакомец, – я – бывший король Бародии.
Веселунг схватил его за руку.
– Мой дорогой друг! Конечно, это вы. Теперь я вас узнал. Боже мой, какие волнующие воспоминания… И, если можно так выразиться, какие явно благотворные перемены в вашем облике. Я очень рад вас видеть. Вы должны мне все все рассказать. Но сначала нам необходимо слегка подкрепиться.
При слове «подкрепиться» бывший король совсем раскис, и, если бы не воркотня и утешения Мерривига, и дружеское похлопывание по плечу, и, наконец, плотный завтрак, он бы наверняка прослезился.
– Дорогой друг, – сказал он, в последний раз утерев рот. – Вы меня просто спасли. А теперь позвольте поведать вам мою печальную историю.
Он рассказал о своем великом решении, принятом в то памятное утро, когда он проснулся без бакенбардов. Как король он стал никуда не годен, да и сам мечтал начать новую жизнь.
– У меня есть природный дар – инстинктивное чувство, и, что бы там они ни говорили, а они говорили много ужасных вещей, я в нем уверен. Знаете ли, я ведь однажды это доказал – ошибки быть не могло.
– И что же?
– А они задавали мне всякие вопросы – мелкие бестактные вопросы насчет того, что свиньи едят и тому подобное. Великие общие принципы свиноводства, то, что я осмелюсь назвать искусством водить свиней, теорию выпасания свиней в широком понимании, они полностью игнорировали. Только смеялись и пинками выпроваживали меня на улицу… голодать.
Веселунг снова сочувственно похлопал собрата по плечу и подложил ему на тарелку добавки.
– Я обошел всю Бародию, и везде было одно и то же: никто не хотел брать меня на работу. Нет ничего страшнее, дорогой Веселунг, чем постепенно терять веру в себя. Наконец, я стал подозревать, что в свиньях Бародии, несомненно, есть нечто отличное от остальных свиней. И вот я пришел в Евралию. Евралия – моя последняя надежда. Если и здесь я окажусь не у дел, то даже не знаю…
Веселунг, который тоже стал кое что подозревать, перебил его.
– Минуточку, а с каким свинопасом вы говорили…
– Я со многими говорил, – печально ответил король Бародии. – Они все подняли меня на смех.
– Нет, самый первый. Тот, который помог обнаружить ваш талант.
– Ах, этот… Я встретил его в самом начале войны. Помните, вы как то раз говорили, что у вашего свинопаса есть плащ невидимка. Так вот, это он и был.
Веселунг с состраданием взглянул на него и печально покачал головой.
– Мой бедный друг, это был я.
Они уставились друг на друга, и каждый из них перебирал в уме подробности этой знаменательной встречи.
– Да, – пробормотали они наконец, – это были мы.
В памяти короля Бародии возникали ужасающие картины того, к чему привела эта встреча.
Быстрый переход