Loading...
Изменить размер шрифта - +
Издав боевой клич, он шагнул вперед и тут же охнул, сложившись пополам. Что именно сделал Локар, никто заметить не успел, но иситрарец явно и надолго выключился из игры.

    Оказалось, впрочем, что Норт вовсе не рассчитывал на помощь. Дело было в «недоноске». Услышав обидное - а для гнома обидное вдвойне - слово, Кирк опять повернул в сторону Великого Программиста, оставив гоблинов в покое.

    -  Не лезьте! - распорядился Норт, и его помощники оставили попытки привлечь внимание обладателя Топора. Стоявшая за спиной у Норта Лаа вцепилась в рукав своего «дядюшки», но осталась на месте. Взлетел вверх сверкающий Топор…

    Словно черное пламя взметнулось вверх, между Нортом и гномом, и оттуда, из этого пламени, возник высокий человек в черном плаще. Да полно - человек ли? То же черное пламя билось в его глазах, и в сводчатом тюремном зале сразу стало холоднее. Подобное ощущение - «взгляд в спину» - случается порой испытать каждому. «Ты не один, - словно говорит это ощущение. - Просто ты меня не видишь»… Здесь же оно было стократ сильнее. «Ты меня не видишь, настолько я больше…» Лаа тихо вскрикнула. Меч нового действующего лица, если это холодное голубое сияние можно было назвать мечом, встретил падающий топор. Громовой удар потряс замок до основания.

    Кирк издал гортанный рев и пошел в атаку на нового врага, начисто забыв о Норте. Он был сильнее. Человек в черном отступал под градом ударов, и даже подключившиеся к потехе гоблины не могли ничего изменить.

    -  Топор может его убить? - быстро спросил Локар.

    -  Не знаю, - зло ответил Норт. - Сделай что-нибудь!

    Локар сделал. Прежде всего он выскочил в коридор и вскоре вернулся с кривым орковским мечом, вероятно принадлежавшим раньше тюремной охране. Затем он атаковал Кирка. Это была красивая атака - эльф двигался так, что его оружие не касалось волшебного топора, сам же он все время был вне его досягаемости. Затем он сделал ошибку, и два клинка соприкоснулись.

    С веселым звоном черная орковская сталь разлетелась на куски, а сам Локар отлетел к стене и замер - похоже, он был без сознания. С очередным раскатом грома Топор отбил в сторону меч Нуура, и Кирк замахнулся для последнего удара.

    Удар не получился. Норт, неведомо как оказавшийся рядом, встал под топор, просто встал, предлагая себя в качестве мишени. Широкое лезвие разрубило его пополам, и Кирк на мгновение отвлекся, глядя, как падает на пол то, что осталось от его недруга. Лишь на мгновение, но этой мгновенной задержки Назгулу хватило, чтобы шагнуть вперед и нанести удар. Кричащего от боли гнома отшвырнуло к стене, а его рука вместе с охваченным голубым пламенем Топором остались лежать у ног победителя.

    -  Кирк! - Джейн, первая разобравшись в ситуации, поспешила на помощь Кирку - теперь снова ставшему собой.

    Назгул медленно повернулся к Лаа.

    -  Ну, здравствуй, - сказал он шепотом.

    Сгрудившиеся над телом Норта гоблины молчали. Некоторые из них плакали. Затем Акут-Аргал издал сдавленный возглас, привлекший внимание остальных - как членов отряда, так и рабов, деливших с ними заключение. Труп дымился. Он таял на глазах, и вскоре лишь облачко белого тумана осталось там, где он лежал.

    -  Давненько я этого не видел, - пробормотал Роджер.

    -  Соскучились? - Новый Норт, целый и невредимый, стоял у стены и с иронией разглядывал своих подопечных.

    Секунда ушла у гоблинов на осознание чуда, затем они устремились вперед и повисли на шее у своего создателя. Образовалась куча мала, однако прежде, чем Великий Программист потерял равновесие, Роджер успел заметить на его лице довольно необычное выражение.

Быстрый переход