Изменить размер шрифта - +
И Инмар поверил.

    -  Но зачем? - пролепетал он.

    -  В наших летописях - эти летописцы такие вруны! - рассказывается о могуществе летающего народа. Даже на драконах мы старались держаться от вас подальше. Теперь же… после того, как ты рассказал мне о том, как устроена ваша оборона… - Последовал новый взрыв оскорбительного смеха.

    -  Ты правда решил, что перед тобой ребенок? Мне триста лет!

    -  Я…

    -  Священная Песня Орков запрещает нам выходить в поход до полной луны. Три дня - тебе осталось три дня, тебе и твоим небожителям! Потом я подниму в небо всех драконов по эту сторону гор! Летающая крепость! Какой государь не мечтает о такой игрушке? Кто правит небом, тот правит миром!!!

    -  Пожалуйста. - В голосе Инмара звучал ужас. - Мы вам не угрожаем. Мы - мирный народ…

    -  Мирному народу место в прошлом, - высокомерно отозвался Вайла. - Однако в одном ты прав - не пристало оркам штурмовать крепость, которая не готова к бою. Потому я и велел разыскать тебя, полукровка. Акут-Аргал!

    -  Слушаюсь, Верховный!

    -  Доставишь этого труса к его… ах да, планеру! Ты слышишь, Инмар? Я хочу, чтобы ты передал своему народу - в ночь полной луны - пусть будут готовы. Это моя милость - дать им шанс умереть с честью. Ступайте! - Дзай махнул рукой, украшенной двумя десятками перстней, и три гоблина потащили безутешного принца к фалангам.

    -  Ты уверен, что он успеет? - поинтересовался Акут-Аргал, когда фаланги скрылись из виду.

    -  Почти, - отозвался дзай, стаскивая с руки кольца. - Летающий остров недалеко, я специально его расспросил.

    -  А почему было не сказать ему правду?

    -  Правда - это знание, которое не следует выпускать из-под контроля, - возразил дзай с такими взрослыми интонациями, что гоблин не выдержал - расхохотался.

    -  Я даже Учителям не собираюсь об этом рассказывать, - серьезно сказал мальчишка. - Впрочем, любой дзай на моем месте… - Он вздохнул. - Жалко, не прославлюсь…

    -  Не грусти, малыш. - Подошедший Ули-Ар хлопнул дзай по плечу, едва не сбив его с ног. - У нас найдется, чем тебя отблагодарить… Пятьсот лет назад мы зарыли под Аталетой уйму золота…

    Удивленный Вайла вертел головой, глядя на хохочущих гоблинов и пытаясь понять, что же их так развеселило.

    Они собрались на другом берегу реки - Джейн, Роджер, Илиси, Локар - все еще бледный, как тень, после соприкосновения с Топором Нуур, Лаа и, разумеется, Норт. Часом позже их разыскала Жанна, и с ее помощью Норт нашел сначала Тиал, а затем Уну. Тимманка была зла на весь свет, и ее первым вопросом было, может ли всемогущий программист починить ее ногу, чтобы она могла принять участие в битве. Узнав, что битва уже проиграна, она заплакала. Норт с Роджером немедленно принялись ее утешать и получили в награду за труды по набору эпитетов, на изысканном тимманском. Роджер обиделся, Норт же, который лично создавал тимманский язык, похоже, был польщен.

    Тиал была без сознания, магическая ловушка, в которую она угодила, выкачала из нее слишком много сил. Однако осмотревшая ее Жанна заявила, что эльфийка поправится, и ей поверили - авторитет маленькой колдуньи среди ее друзей был необычайно высок.

    Сложнее обстояло дело с Кирком. Джейн сменила уже третью повязку на обрубке руки, но кровотечение и не думало останавливаться. Норт попытался помочь, но через какое-то время сдался и просто погрузил гнома в сон, больше похожий на оцепенение.

Быстрый переход
Мы в Instagram