Loading...
Изменить размер шрифта - +
Подобные вещи лучше обсуждать с Броуди.

На следующий день такой случай представился. Единственным человеком, который осмеливался звонить Квиллеру до восьми утра, был шеф полиции. Казалось, он получает садистское удовольствие, вытаскивая своего любящего поспать друга из кровати.

– Подъём! – крикнул Броуди в трубку. – Свет засиял во мраке! Я еду к тебе.

Ворчливо бормоча себе под но с некоторые невоспроизводимые здесь выражения, Квиллер натянул какую-то одежду, провёл мокрой расческой по волосам и начал варить кофе.

В ту же минуту в амбар широкими шагами вошёл шеф полиции, которого важность миссии заставляла казаться даже внушительнее, чем обычно. Он приветствовал своего не слишком радушного хозяина на шотландский манер, а потом сказал:

– Мертвец воскрес, а твердыня пала! Ты слышал о докторе Мелинде?

– И слышал, и даже видел. Я был на бульваре, когда туда прибыла «скорая помощь». Как насчёт кофе?

– Вот что я тебе скажу: налей мне полчашки, а потом долей горячей воды, и я смогу выпить кофе, не рискуя получить удар… У меня есть ещё одна новость. Они поймали твоего водителя автобуса в Лондоне, но награбленное было тайно вывезено из Шотландии. Он признался в краже, но упорно отрицает убийство. Ты до сих пор считаешь, что он подсыпал Ирме какое-то наркотическое средство?

– Нет, я считаю, что за смерть Ирмы несёт ответственность Мелинда. Это её и доконало.

– Гм-м-м, интересный вывод, – задумчиво произнёс Броуди. – Она оставила в своей квартире предсмертную записку, довольно бессмысленную, насчет запаха крови и проклятого пятна, которое она никогда не сможет смыть.

– Эти слова взяты из текста её роли. Она признаётся в убийстве.

– Что она имела против Ирмы?

– Ирма оказалась случайной жертвой, но, стремясь скрыть содеянное, Мелинда солгала, что та умерла от болезни. Вот почему она так хотела, чтобы тело кремировали, – все доказательства исчезли бы. Похоже, Мелинда уничтожила историю болезни Ирмы, из которой бы стало ясно, что у её подруги было абсолютно здоровое сердце.

– Ты сам до этого додумался? Или твой сообразительный кот помог?

– Энди, ты не поверишь, если я расскажу, что он выделывал!

– После того что мне рассказывал в Центре лейтенант Хеймс, я поверю чему угодно.

– Во-первых, в тот момент, когда Ирма умерла в Шотландии, Коко завыл так, что кровь стыла в жилах, хотя он там не был! Потом он изорвал в клочья посвящённый ей некролог – ещё одно доказательство, что здесь что-то нечисто, и вообще постоянно указывал лапой на Мелинду. Он впадал в ярость, заслышав её голос на магнитофонной записи, и норовил попортить фотографии, где она была изображена. Есть ещё кое-что примечательное. Я сейчас поставлю одну кассету, если найду её, и ты поймешь, что я имею в виду.

Услышав своё имя, Коко неторопливо вышел из другого измерения и расположился между магнитофоном и шефом полиции, ухитрившись навострить уши в обоих направлениях.

– …Гнусный доктор Крим был родом как раз из Глазго. Это был маньяк, живший в девятнадцатом веке. Он совершил целую серию убийств в Англии, Канаде и Соединенных Штатах и, хотя и не снискал себе славу Джека Потрошителя, всё-таки полупил известность благодаря своим тунцовым пилюлям»…

В этом месте вмешался Коко, издав такое яростное на манер тирольских горцев «йа-у-у», что Квиллер тотчас выключил магнитофон со словами:

– Лучше мы послушаем другую запись, сделанную незадолго до смерти Ирмы, когда Мелинда без приглашения пришла в мою комнату.

Перемотав ленту немного назад, он нашёл нужный диалог:

– …Поэтому я делаю тебе предложение, ведь, живя в наших краях, нужно придерживаться общепринятых норм.

Быстрый переход