Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

     - Могу сказать вам, господин Нуару, - сказал кюре, - что этот приезжий,
который пришел со  мной,  действительно  господин  Аппер.  Вам  должно  быть
известно, что я имею право входить в тюрьму в любой час дня и  ночи  и  могу
привести с собой кого мне угодно.
     - Так-то оно так, господин кюре, -  отвечал  сторож,  понизив  голос  и
опустив голову, словно бульдог, которого заставляют слушаться, показывая ему
палку. - Только, господин кюре, у меня жена, дети, а  коли  на  меня  жалоба
будет да я места лишусь, чем жить тогда? Ведь меня только служба и кормит.
     - Мне тоже было бы очень жаль лишиться прихода, - отвечал честный  кюре
прерывающимся от волнения голосом.
     - Эка сравнили! - живо откликнулся сторож. - У вас,  господин  кюре,  -
это все знают - восемьсот ливров ренты да кусочек землицы собственной.
     Вот  какие  происшествия,  преувеличенные,  переиначенные  на  двадцать
ладов, разжигали последние два дня всяческие  злобные  страсти  в  маленьком
городке Верьере. Они же сейчас  были  предметом  маленькой  размолвки  между
г-ном де Реналем и его супругой. Утром г-н де Реналь вместе с г-ном  Вально,
директором дома призрения, явился к кюре, чтобы выразить ему  свое  живейшее
неудовольствие. У г-на Шелана не было никаких покровителей; он почувствовал,
какими последствиями грозит ему этот разговор.
     - Ну что ж, господа, по-видимому, я буду третьим священником,  которому
в восьмидесятилетнем возрасте откажут от места в этих  краях.  Я  здесь  уже
пятьдесят Шесть лет; я крестил почти всех жителей этого города, который  был
всего-навсего поселком, когда я сюда приехал. Я каждый день  венчаю  молодых
людей, как когдато венчал их дедов. Верьер - моя семья,  но  страх  покинуть
его  не  может  заставить  меня  ни  вступить  в  сделку  с   совестью,   ни
руководствоваться в моих поступках чемлибо, кроме нее. Когда я увидел  этого
приезжего, я сказал себе: "Может быть, этот парижанин и вправду либерал - их
теперь много развелось, - но что он может сделать дурного нашим беднякам или
узникам?"
     Однако упреки г-на де Реналя, а в особенности  г-на  Вально,  директора
дома призрения, становились все более обидными.
     - Ну что ж, господа, отнимите у меня приход! - воскликнул  старик  кюре
дрожащим голосом. - Я все равно не покину этих мест. Все  знают,  что  сорок
восемь лет тому назад  я  получил  в  наследство  маленький  участок  земли,
который приносит мне восемьсот ливров;  на  это  я  и  буду  жить.  Я  ведь,
господа, никаких побочных сбережений на своей  службе  не  делаю,  и,  может
быть, потому-то я и не пугаюсь, когда мне грозят, что меня уволят.
     Господин де Реналь жил со своей супругой очень дружно, но, не зная, что
ответить на ее вопрос, когда она робко повторила: "А что  же  дурного  может
сделать этот парижанин нашим узникам? - он уже готов был вспылить, как вдруг
она вскрикнула. Ее второй сын вскочил на парапет и  побежал  по  нему,  хотя
стена эта возвышалась более чем на двадцать футов над виноградником, который
тянулся по другую ее сторону.
Быстрый переход
Мы в Instagram