Изменить размер шрифта - +

— Пожалуй, мы с мистером Олдсмитом выпьем на веранде. Можете принести счет туда. — Флинн положил на стойку два соверена — те самые, что еще совсем недавно лежали под матрацем Себастьяна.

 

Положив ноги в ботинках на низкую стенку веранды, Себастьян поверх края своего бокала созерцал гавань. Он не был особо пьющим, однако в свете предоставленного ему Флинном О’Флинном покровительства не имел права отвечать на оказанное гостеприимство неблагодарностью. Внезапно у него на глазах количество судов в заливе чудесным образом резко увеличилось. Всего какое-то мгновение назад туда заплывало лишь одно-единственное утлое суденышко, а теперь их стало уже три, и они следовали определенным порядком. Закрыв один глаз, Себастьян попытался сфокусироваться — количество дау вновь сократилось до одного. Тихо порадовавшись своему достижению, он вновь переключил внимание на новообретенного друга и бизнес-партнера, настойчиво спаивавшего его щедрыми порциями джина.

— Мистер О’Флинн, — старательно произнес он слова, которые стремились слиться воедино.

— Да хватит тебе, Басси, зови меня Флинн, просто Флинн, так же коротко и ясно, как «джин».

— Флинн, — послушно повторил Себастьян. — А нет ли тут чего-то такого… Ну… нет ли во всем этом чего-то лукавого?

— Что значит «лукавого», мой мальчик?

— Я имею в виду… — Себастьян слегка зарделся. — В этом ведь нет ничего противозаконного, правда?

— Басси, — Флинн укоризненно покачал головой, — за кого ты меня принимаешь, Басси? Ты что, думаешь, я какой-то там проходимец?

— Нет-нет. Конечно, нет, Флинн. — Себастьян покраснел еще сильнее. — Я просто подумал… эти слоны, которых мы собираемся перестрелять, — они ведь, должно быть, чьи-то? Разве они не принадлежат Германии?

— Хочу тебе кое-что показать, Басси. — Поставив бокал, Флинн порылся во внутреннем кармане мешковатого тропического костюма и извлек оттуда некий конверт. — Вот почитай, мой мальчик!

Указанный во главе невзрачного листка бумаги адрес оказался следующим: «Кайзерхоф. Берлин». Далее следовала дата: «10 июня 1912». И наконец, само письмо:

Уважаемый мистер Флинн О’Флинн!

Я весьма обеспокоен таким количеством слонов в районе Руфиджи. Они пожирают траву, вытаптывают деревья и все остальное. Если у Вас найдется время, не могли бы Вы отправиться туда и отстрелить некоторое количество слонов, поскольку они пожирают всю траву, вытаптывают деревья и все остальное.

Искренне Ваш,

кайзер Вильгельм III,

император Германии.

В одурманенной джином голове Себастьяна зародилось смутное недоверие.

— А почему это он вдруг тебе написал?

— Да потому что он, черт побери, знает, что я — лучший в мире охотник на слонов.

— По идее он должен был бы лучше знать английский, а? — пробормотал Себастьян.

— А чем это тебе не угодил его английский? — раздраженно огрызнулся Флинн, который довольно долго просидел над этим письмом.

— Ну вот, к примеру, кусок насчет «пожирают всю траву» — он дважды написал одно и то же.

— Не забывай, что он — немец. А они не слишком сильны в английском письме.

— Ну конечно! Я просто не подумал об этом. — Почувствовав определенное облегчение, Себастьян поднял бокал. — Ну, тогда — за хорошую охоту!

— За это стоит выпить, — отозвался Флинн и осушил свой бокал.

 

3

 

Себастьян стоял, держась обеими руками за деревянный поручень дау, и вглядывался в неясные очертания африканского континента, находившегося в дюжине миль водного пространства.

Быстрый переход
Мы в Instagram