Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– Мы можем подождать, – настаивал он. – Ведь до утра понедельника ему придется спуститься.

– Ван Гельдер не наслаждается зрелищем смерти. Это нам известно. Но смерть ему совершенно безразлична. Это нам тоже известно. Жизнь – жизнь других людей – ничего для него не значит.

– Ну и что?

– Его нет тут, внизу. Белинды тоже. Стало быть, она с ним там, наверху. А когда он будет спускаться, возьмет ее с собой – в виде живого щита. И ей не уцелеть...

Де Граф больше не пытался меня удерживать. Я оставил его у дверей церкви, направился на стройплощадку, подошел к крану и начал взбираться по нескончаемым ступенькам, косо помещенным внутри его каркаса. Это было долгое восхождение, и в своей нынешней форме я охотно бы от него отказался – при других обстоятельствах, хотя ничего особенно утомительного или опасного в нем не было. Одолев примерно три четверти пути, я остановился перевести дух и глянул вниз.

Никакого такого головокружения от высоты я не почувствовал. Все тонуло во тьме, слабые уличные фонари вдоль канала виднелись точками света, а сам канал – слабо светящейся ленточкой, такой далекой, почти нематериальной. Невозможно было разобрать очертаний ни одного из домов, разве что – петушка на кончике церковного шпиля, но и он находился в ста футах подо мной.

Перевел взгляд вверх – до кабины крана оставалось еще футов пятьдесят: темное четырехугольное пятно на фоне почти такого же темного неба. Я продолжал взбираться.

Всего десять футов отделяли меня от входного люка в полу кабины, когда между туч образовался просвет и выглянула луна, правда, только что народившаяся, но и этот свет показался ослепительно ярким, залил выкрашенный желтой краской кран, обнаружил каждую горизонтальную и вертикальную черточку его конструкции. Он осветил и меня, вследствие чего я узнал то особенное чувство, какое бывает у пилота, пойманного в луч прожектора: что я пригвожден к стене. Теперь стала видна чуть ли не каждая царапина на люке, и мне пришло в голову, что, коль скоро я так хорошо вижу все над собой, то кто‑то в кабине может так же хорошо видеть то, что под ним, и чем дольше я остаюсь на месте, тем больше шансов меня обнаружить. Вынув пистолет из кобуры, я бесшумно преодолел несколько оставшихся ступенек, но тут люк легко приподнялся и в щель выглянул длинный и отвратительный на вид ствол оружия.

Вероятно, мне следовало почувствовать горечь разочарования, которая считается обязательной спутницей сознания окончательного поражения, но в тот день на мою долю выпало слишком много испытаний, все естественные чувства были уже израсходованы, и я принял неизбежное с фатализмом, который удивил даже меня самого. Это не назовешь добровольной капитуляцией. Если бы у меня была хоть тень шанса, я затеял бы стрельбу. Но шансов не было, и я примирился с этим.

– Это полицейский автомат, заряженный картечью. – Голос ван Гельдера имел металлический, глухой, я бы сказал, могильный оттенок, который вовсе не показался мне утешительным. – Вы знаете, что это значит.

– Знаю.

– Отдайте мне оружие. Рукояткой вперед. Я с готовностью сделал это, благо опыта вручения своего оружия кому попало у меня накопилось предостаточно.

– А теперь – револьверчик из вашего носка. Отдал ему и револьверчик. Люк распахнулся, и я увидел ван Гельдера в лучах луны, падающих сквозь окна кабины. – Входите, – пригласил он. – Места хватит.

Места и впрямь было вполне достаточно, при надобности в кабине поместилось бы с дюжину людей. Ван Гельдер, как всегда спокойный и невозмутимый, повесил автомат на плечо. Белинда, бледная и обессилевшая, сидела и уголке на полу, а рядом с ней лежала большая кукла с Хейлера. Белинда попробовала улыбнуться мне, но это у нее не очень получилось. Было в ней что‑то такое беззащитное и угнетенное, что я едва не бросился, чтобы вцепиться ван Гельдеру в горло, не обращая внимания на его оружие, но здравый смысл и мгновенная оценка расстояния привели лишь к тому, что я осторожно опустил люк, так же осторожно выпрямился и кивнул на автомат:

– Догадываюсь, что вы взяли эту штуку из полицейского пикапа, а?

– Верно догадываетесь.

Быстрый переход
Мы в Instagram