Loading...
Изменить размер шрифта - +

     Все разом заговорили, смеясь и улыбаясь, словно от большой радости, но кое у кого в глазах я заметил испуг.
     — Что кому делать, все знают, — проговорил Сэм. — Готовьтесь.
     И они взялись за приготовления: женщины наряжались, красились, пудрились, мужчины (кроме Уилла и Боба, которым выпало остаться и следить за домом) тоже украшали себя. С испугом я заметил, как Сэм чистил и заряжал небольшой пистолет.
     Пока все вокруг хлопотали, Барни жестом поманил меня в холл.
     — Надень новые шмотки. Ты пойдешь с нами.
     — Нет, — отказался я.
     Он нахмурился и повторил:
     — Нет? Это еще какого черта?
     Он нацелил в меня удар, и, хотя я успел увернуться, его кулак все же смазал меня по щеке.
     — Чего ради, по-твоему, я взял тебя в дом? И зачем тратился на шмотки?
     Хотел бы я это знать!
     — Я их верну, — сказал я, едва не плача от боли, — а вы меня отпустите.
     — Заткнись, — взревел он. — У меня другие планы. А теперь делай, что я сказал.
     — Отцепись от него, Барни. — Салли спускалась по лестнице в красивом желтом платье из шелка, которого я раньше не видел.
     — Попридержи язык, девчонка. Нам сегодня нужен мальчишка. И ты это знаешь.
     — Я приведу тебе мальчишку, — спокойно бросила она.
     Барни удивленно поднял глаза, Салли жестом подозвала его к себе, и они стали шептаться. Барни кивнул и вернулся ко мне.
     — В следующий раз будешь меня слушать. — Он заломил мне руку, чтобы подкрепить свои слова. — Понял? — Морщась от боли, я кивнул, Барни выпустил меня и заорал: — Уилл!
     Когда тот подбежал, Барни указал на меня:
     — Пока нас не будет, следите с Бобом, чтобы мальчонка не улизнул. Ответите головой.
     Уилл кивнул, по глазам его было видно, какое удовольствие он получит, пресекая мою попытку бежать.
     Когда прибыли две наемные кареты, за которыми посылали, компания разместилась в них, как обитатели какого-нибудь красивого дома на Мэйфер, отправлявшиеся на увеселительную прогулку. Уилл с Бобом заперли за ними парадную дверь и уселись в гостиной за карты и выпивку.
     После слов Барни я окончательно решил бежать, но не знал, как это сделать. Ловко переступая с перекладины на перекладину, я бродил с огарком свечи по темному и пустому дому и дергал все доски на окнах в первом этаже и на задней двери. Это лишний раз убедило меня в том, что без инструментов мне из дома не выбраться.
     Я был горько разочарован, так как думал, что другой такой благоприятной возможности у меня не будет. Тут мне пришло в голову, что сейчас самое время спокойно почитать записную книжку моей матушки: если Уилл или Боб вздумают подняться, я успею ее спрятать. Я достал книжку из тайника (оставив там карту и скучное дедушкино письмо), установил рядом свечу и расположился поудобнее на своей примитивной постели. Открыл книжку, и при виде знакомого почерка сердце мое заколотилось.
    
   
 
 
 
 
   Примечания
 
 
   
    1
   
   Великий Хан Литературы — прозвище, данное писателем Тобиасом Смоллетом выдающемуся лексикографу Сэмюэлю Джонсону (1709—1784).
Быстрый переход