Изменить размер шрифта - +
Все были против меня. Я считал эту комиссию кучей дураков и так и
     сказал им. Но все  оказались  на  их  стороне.  Папаша  заявил,  что  я
     опозорил имя рода. Братья говорили, что мне надо уйти из  моих  клубов.
     Мать сказала, что все ее надежды женить меня на богатой потерпели крах.
     А я не сделал ничего, абсолютно ничего такого, что мои приятели  делают
     каждый день.
Доктор. Ну. короче говоря, дело в том, что чиновник военного министерства не
     должен играть на бирже.
Реджиналд. Да я и не играл. Я знал наверное. Какая  же  это  игра,  если  вы
     знаете, что акции пойдут вверх. Это дело верное.
Доктор. Ну, я могу сказать  вам  только,  что,  не  будь  вы  сыном  герцога
     Данмоутского. вам пришлось бы подать в отставку, и...
Реджиналд (срываясь). Ах, перестаньте вы говорить об этом! Оставьте вы  меня
     в покое! Я не в состоянии выносить все это! Я  вовсе  не  хотел  ничего
     дурного, когда покупал те акции! Я вовсе не хотел ничего дурного...
Доктор. Ш-ш-ш-ш! Ну хорошо, мне не следовало поднимать  снова  этот  вопрос.
     Примите-ка валерьянки. (Подносит стакан ко рту  Реджиналда.)  Вот  так.
     Теперь вам лучше.
Реджиналд (в изнеможении,  но  уже  успокоившись).  Почему  валерьянка  меня
     успокаивает, а кошек возбуждает? Над этим вопросом стоит  поразмыслить.
     Знаете, меня надо было сделать философом.
Доктор. Философами родятся, а не делаются.
Реджиналд. Старая шутка. Все родятся, а не делаются.
Доктор. Вы становитесь почти умным. Мне это не нравится: вы сегодня на  себя
     непохожи.  Мне  хотелось   бы   как-нибудь   отвлечь   вас   от   ваших
     неприятностей. Попробуйте поиграть немножко.
Реджиналд. Не могу. Пальцы меня не слушаются. И я  не  могу  выносить  звука
     рояля. Сегодня утром я задел одну ноту и просто закричал от этого!
Доктор. Тогда почему не заставить кого-нибудь поиграть вам?
Реджиналд. Кого я могу заставить играть, даже если бы я мог выносить музыку?
     Вы не умеете,
Доктор. Ведь я же не один на свете.
Реджиналд. Я сойду с ума, если вы приведете сюда кого-нибудь. Я выброшусь  в
     окно. Я и думать не могу о  музыке.  Я  ее  боюсь,  ненавижу,  мне  она
     отвратительна.
Доктор. Ну, знаете ли, это уж вовсе опасно.
Реджиналд. Почему опасно?
Доктор. Но что же с вами станется без  вашего  музыкального  таланта?  Ни  в
     какой другой области у вас ведь нет абсолютно никаких способностей.
Реджиналд. Я сижу в парламенте. И я заместитель министра.
Доктор. Это оттого, что ваш отец  герцог.  Ни  в  одной  республике  вам  не
     доверили бы и чистки сапог, разве что ваш отец был бы миллионером. Нет,
     Реджиналд, в тот день, как вы  перестанете  сочинять  аккомпанементы  и
     подбирать по слуху новейшие рэгтаймы, вы в обществе человек конченый.
Быстрый переход
Мы в Instagram