Loading...
Изменить размер шрифта - +
Но только добежал до газетного киоска, как со спины вдруг повеяло слишком уж прохладным по летнему времени ветерком.
Что, опять?!
Я вернулся к сетчатой ограде педагогического колледжа и уставился – нет, вовсе не на молоденьких будущих учительниц, – а на проглядывавший из-за деревьев силуэт много-этажного жилого дома. Странный такой полупрозрачный силуэт.
Здравый смысл советовал убираться отсюда к чертям собачьим, но любопытство вкупе с похмельной маетой подтолкнули прямиком в гостеприимно распахнутые ворота. Обогнув здание колледжа, я послонялся на его задворках, после раздвинул ветви колючих кустов и подобрался к забору. Там – калитка. Но стоило ухватился за нее, и пальцы обжег неестест-венно холодный металл.
Отступив на шаг назад, я пинком освободил себе дорогу, решительно вышел за ограду, и кожу сразу закололи стылые иглы магической энергии. Ага, снова сверток…
Жилые дома сгинули, лишь вдалеке маячил смазанный силуэт роддома, да темнели ко-робки непонятных цехов с другой стороны. А еще здесь был карьер.
Когда-то из него брали глину для производства кирпича, а теперь водоем оккупирова-ла жившая по соседству детвора.
Стоп! Когда-то?! Теперь?!
Бред!
Нет этого ничего! Давно уже нет!
На месте кирпичного завода устроили рынок, карьер засыпали, пустырь застроили. Люди ходят, машины ездят. А тут – ерунда какая-то.
Странное место. Даже по меркам уже обнаруженных аномалий – странное.
И энергетический фон заметно выше, чем где-либо раньше, и перспектива словно во-гнутая. А еще очень четко просматривалась грань между свертком и обычным миром. Такое впечатление – внутрь надутого шарика угодил.
Впрочем, наверное, так даже лучше – по крайней мере, не заблужусь.
Решив немного здесь осмотреться, я подошел к карьеру, спустился по крутому склону к воде и разулся. Подтянув штаны, зашел в воду – теплая. И как-то сама собой возникла мысль освежиться.
Раздевшись, я голышом заскочил в карьер, нырнул с головой, отфыркался и выбрался на мелководье. Какое-то время побарахтался там в свое удовольствие и вылез на берег об-сыхать.
Да уж, сверток свертку рознь. Это тебе не под осенним дождем мокнуть.
Натянув джинсы и обувшись, я накинул сложенную футболку на шею, взобрался на откос и оказался неприятно удивлен тем, сколь сильно за прошедшее время наверху похоло-дало. И ладно бы просто похолодало, так нет – из калитки вовсю хлестало магической энер-гией. Призрачные гарпуны немедленно вонзились в тело и потянули назад. Из носа за-капала кровь, в глазах посерело, и пришлось присесть, чтобы не скатиться обратно к воде.
– Мать вашу! – Я выхватил из кармана фонарик и защищавшей стекло ударной кром-кой прочертил вокруг себя охранный круг. Давление магии пошло на убыль, а когда добавил несколько охранных символов, гул ветра в ушах окончательно стих и понемногу начала затухать тугими толчками бившаяся в голове боль.
Но энергетический шквал и не думал униматься. В свертке стремительно холодало, небо на глазах затягивали седые облака, кусты и траву посеребрил иней, а вода в карьере подернулась коркой льда. И что хуже всего – татуировки на правом предплечье запылали черным пламенем, прожигая руку до самой кости.
Чтоб вас! Чтоб вас всех!
А потом в довершение всех напастей в траве зашевелились тени. Обвив защитный круг, потусторонние твари попытались пробраться внутрь, и заметенная снегом охранная черта начала мало-помалу поддаваться. Я кинулся ее обновлять и сам не заметил, как под-ставился под удар. Просто – раз! – и бок тысячами швейных игл пронзили призрачные клы-ки.
Вскрикнув от боли, я попытался отодрать от себя лишенное материальной оболочки щупальце, но пальцы впустую прошли через тень. А та – невесомая и одновременно неподъемная – навалилась сверху и окутала своим холодом, пытаясь заморозить кровь в жи-лах.
Быстрый переход