Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Больше он ничего не сказал, но мы с Юдиным так решили, что именно этих специалистов и выискивал Коренев, работая в «Протоне». А когда понял, чем занимается, – его лихо подставили – дал свое согласие на сотрудничество. Выхода у него не было.

– Так где же он?

– Без комментариев, Алексей Иванович. Как в воду канул.

– А дискета, Саня? Что ты кота за хвост тянешь?!

– Сейчас. Коренев велел передать дискету Юдину. Сказал, что в ней – гарантия его жизни и жизни всех, кто работает на «базе». То есть, если она попадет в чьи‑то руки, его убьют, а «базу» ликвидируют вместе с людьми, которые либо нигде не числятся, либо числятся в списках умерших.

– А он случайно не из дурдома сбежал, этот Коренев? – спросил Илларионов.

– Это первое, о чем я подумал. Только где, в таком случае, находится этот дурдом? Я ведь даже в облздраве побывал и по компьютеру всех пациентов проверил. Нет, Алексей Иванович. Дискета была.

– Была?!

– Вот именно. Коренев сказал, что, если в течение двух суток Юдин не приедет за ней – помните, я рассказывал, что именно этот срок он назвал, когда звонил в Болшево? – дискету уничтожат. Что Хорошилов и сделал.

– Ты уверен?

– Не совсем. Дело в том, что через неделю у Хорошилова в гостях побывала родная сестра Анна Трифоновна, которая живет в Санкт‑Петербурге. Это уж я справки навел, сам Хорошилов об этом не сказал.

– И что?

– А то, что она – вторая жена Коренева, почему он и пришел в «Норд» – к свояку. Думаю, Коренев сказал не «уничтожить», а «отдать Анне». Хорошилов, не желая подставлять сестру, сказал, что уничтожил дискету. Сжег в печке.

– Поэтому ты отправил Юдина в Питер?

– Конечно. Они знакомы, возможно, он что‑то узнает. Пришлось разыграть целый спектакль – вызвать «Скорую» старику, а самому с охраной срочно рвануть в аэропорт, – Каменев оглянулся. Сзади его прикрывали Нежин и Игорь. – Кажется, они клюнули? Видите, как меня встречают!

Прозвучал зуммер радиотелефона. Илларионов снял трубку.

– Алексей Иванович! Кокорин беспокоит. На Ленинградском в районе Новоподрезкова взорвалась «Хонда» Адена и, кажется, он сам, – запросили Шереметьево‑2, он заказывал билет в Лондон. В его паспорте была виза, сейчас выясняем в посольстве.

– Ой ли, Алексей Михайлович?

– Саперы приравнивают заряд к десяти килограммам тротила, можете себе представить, что от него осталось. Работают эксперты, выясняют.

– Ладно, Алексей Михайлович, спасибо, – положил трубку Илларионов. – Похоже, ты прав, Саша. Мы тут без тебя твоего «крестника» взяли…

– Либермана?!

– Его. А с ним Холмского, который тебя в кафе обрабатывал. Так вот, подрядить тебя на поиск дискеты ему якобы приказал Аден. Член ЦК партии «Власть и порядок», председатель компании по обеспечению безопасности бизнеса «Раунд». Уже покойник. Теперь этот банкирский сынок будет сваливать все на него и Напрасникова, который из Кейптауна не вернулся – очевидно, его успели предупредить.

– А Рудинская?

– Рудинскую нашли. Долганов операцию развернул, собровцев нагнал роту, перестрелка была. В конечном счете ее освободили Женя с ребятами из «Альтернативы», там и Вадим был, и Валера. Кто‑то вертолет Либерману послал, да Богданович разговорился, назвал посадочную площадку неподалеку от дачи Напрасникова в Зудине. Его тоже хотели убрать, да не успели.

– Папа ему вертолет послал, кто ж еще! – скрипнул зубами Каменев.

Быстрый переход
Мы в Instagram