Изменить размер шрифта - +
  Все,

что происходит на экране телевизора, необходимо заснять на кинопленку.

   Прошло еще два дня в лихорадочной подготовке к очередному эксперименту.

Теперь сопло, из  которого  выбрасывались  частицы,  было  изготовлено  из

специального сплава вольфрама и радия. Перед экраном телевизора  появилась

многокадровая киноустановка с чувствительной контрастной пленкой. Приемную

телевизионную камеру установили так, что ее объектив был нацелен  на  дюзу

ускорителя и на пространство вокруг нее.

   Очередной опыт решено было поставить рано утром,  а  накануне  вечером,

под предлогом, что я хочу еще раз проверить схему  прибора,  я  остался  в

лаборатории один. Когда все разошлись, я спустился в колодец.

   Мертвая  тишина,  скрывающая  тайну  природы.   Фантастическая   пушка,

направленная в пустое пространство. Не  здесь  ли  разыгрывается  драма  -

между пространством, которое мы привыкли себе представлять как пустоту,  и

частицами материи,  пронизывающими  его  с  фантастической  скоростью?  Не

является ли эта мнимая пустота той стеной, за которой скрыт  другой,  иной

мир, похожий на наш, но для нас недоступный? Не ступаем ли  мы  сейчас  по

хрупкому  карнизу  над  пропастью,  пытаясь  распахнуть   дверь   в   этот

таинственный запретный мир?  Античастицы...  Откуда  они  берутся?  В  чем

секрет их рождения? Откуда они проникают в наш мир? Не оттуда ли?

   Стоя лицом к бетонированной  стене,  за  которой  простирались  десятки

километров земли, я силился представить  себе,  что  же  происходит.  Если

верить теориям, то может быть сейчас, именно в эту же самую  минуту  здесь

стоит человек точно такой же, как я и думает то же самое! Или  может  быть

этот человек и я - одно целое?..

   От этой мысли мне стало  страшно.  Я  хотел  было  немедленно  покинуть

колодец, как вдруг меня осенила мысль. Подумав, я  решил,  что  эта  мысль

единственно правильная. Я взял лист бумаги и написал несколько слов...

   - Начали. Девайте сразу с шестисот миллиардов, -  тихо  и  торжественно

приказал профессор Громов.

   В  пультовой  были  погашены  все  огни,  и  только   мерцающий   экран

телевизора, да сигнальные лампочки на  приборах  рассеивали  густую  мглу.

Тихо загудела киносъемочная камера, пропуская мимо объектива тысячи кадров

в секунду.

   - Искра появилась, - прошептал я.

   - Дальше. Здесь уже нет ничего интересного. Ага, вот ореол.

   Величина энергии подошла к девятистам миллиардам. На конце  дюзы  сияла

огромная дуга, но металл терпел. Ореол расширился настолько,  что  в  него

можно было заглянуть. И то, что мы увидели, повергло нас в смятение.  Там,

в черной пустоте, отражалось сопло нашего ускорителя... Острый конец  дюзы

нашего прибора и острый конец его подобия в  темноте  соприкасались,  и  в

точке соприкосновение пылало пламя...

   - Прибавляйте энергию, - едва слышным шепотом приказал Громов.

   Я не видел, а скорее почувствовал, что Феликс повернул верньер всего на

долю градуса. И этого было достаточно, чтобы черный ореол  вокруг  пламени

раздвинулся настолько, что в нем появился  не  только  тубус,  но  и  весь

ускоритель,  точная  копия  того,  что  стоял  у  нас  в   колодце.

Быстрый переход
Мы в Instagram