Loading...
Изменить размер шрифта - +

   - Теперь следующие шестьдесят километров ничего особенного не увидишь, - сказал он, не оборачиваясь, - так что поедем быстро. "Селена" рванулась вперед. Впервые пассажиры по-настоящему ощутили скорость. Лопасти яростно взбивали пыль, кильватерная струя становилась длиннее, длиннее, и вот уже за кормой с обеих сторон выросли огромные призрачные шлейфы. Издали "Селена" могла бы показаться снежным плугом, который вспарывал залитый лунным светом зимний ландшафт. Но серые, плавно оседающие параболы были не снегом - а озаряющее их светило была планета Земля.
   Пассажиры отдыхали, наслаждаясь ровным, почти неслышным движением. Каждому из них доводилось мчаться в сотни раз быстрее, когда они летели на Луну. Но в космосе скорость не чувствуется, вот почему стремительное скольжение по пыли захватывало куда больше. Пат заложил крутой вираж, "Селена" описала круг и едва не догнала невесомый шлейф, вскинутый к небу вращающимися лопастями. Казалось неестественным, что эта пудра взлетает и падает, не рассеиваясь, что сопротивление воздуха не сокрушает эти безупречные дуги. На Земле она висела бы в воздухе часами, а то и днями.
   Как только судно легло на прямой курс и опять стало не на что глядеть, кроме пустынной равнины, пассажиры занялись предусмотрительно припасенной для них литературой. Всем были розданы фотопроспекты, карты, сувениры ("Настоящим удостоверяется, что мистер (миссис, мисс)... ходили по морям Луны на борту пылехода "Селена") и информационные брошюры. Здесь они могли найти все, что им хотелось знать о Море Жажды, пожалуй, даже немножко больше.
   Они прочли, что почти вся Луна покрыта тонким, в несколько миллиметров, слоем пыли. Тут и "звездный прах" - обломки метеоритов, выпавших на незащищенный лик Луны по меньшей мере в пять миллиардов лет, и чешуйки лунных гор, которые ночью сжимаются, днем расширяются от резкой смены температур. Что бы ее ни рождало, пыль эта настолько мелка, что даже при здешнем незначительном тяготении струится, точно влага. Тысячелетиями она стекала с гор на равнины, собираясь в лужи и озера. Первые исследователи Луны предвидели это явление и были к нему подготовлены. Но Море Жажды всех поразило: никто не ожидал найти чашу пыли более ста километров в поперечнике.
   В сравнении с лунными "морями" она была очень мала, а астрономы никогда официально не признавали ее названия, подчеркивая, что она лишь часть Синус Рорис - Залива Росы. Разве можно, говорили они, называть морем часть залива?! И все-таки, несмотря на все их возражения, имя, придуманное кем-то из рекламного отдела "Лунтуриста", привилось. Кстати, оно было ничуть не хуже названий других "морей" - Моря Облаков, Моря Дождей, Моря Спокойствия. Не говоря уже о Море Нектара. Брошюра содержала также сведения успокоительные, чтобы развеять страхи наиболее нервных путешественников и доказать, что "Лунтурист" все предусмотрел. "Сделано все, чтобы обеспечить вашу безопасность, - говорилось в ней. - Запаса кислорода на "Селене" хватит больше чем на неделю, все важные системы дублированы. Автоматический радиомаяк регулярно сообщает на базу, где вы находитесь, и если даже совсем выйдет из строя силовая установка, вас быстро доставит обратно пылекат из Порт-Рориса. А главное, вам не надо бояться бурной погоды. Каким бы скверным моряком вы ни были, на Луне вам морская болезнь не грозит. Море Жажды не знает штормов, оно всегда спокойно". Тот, кто написал эти слова, ничуть не покривил душой: можно ли было подозревать, что они вскоре будут опровергнуты?.. Пока "Селена" бесшумно скользила в ночи, жизнь Луны шла своим чередом. Кипучая деятельность сменила миллионы лет спячки, и за последние пятьдесят лет на Луне произошло больше событий, чем за предшествующие пять миллиардов. А что будет завтра?.. В первом парке первого города, который человек построил за пределами своей родной планеты, ходил по дорожкам главный администратор Ульсен.
Быстрый переход