Изменить размер шрифта - +
Но из брошюр "Лунтуриста" об этом не узнаешь, в них показаны только наиболее эффектные скалы и каньоны, умело снятые.
   - Горы эти еще по-настоящему не исследованы, - продолжала мисс Уилкинз. - В прошлом году мы забросили туда отряд геологов. Высадили их как раз на том мысу, но им удалось пройти всего несколько километров. Там может быть все что угодно, мы пока просто ничего не знаем. "Молодец, - подумал Пат. - Хороший гид, знает, что объяснять подробно, а где оставить простор для воображения...". Сью говорила спокойно, непринужденно, ничего похожего на унылый речитатив - профессиональный порок большинства гидов. И она хорошо знала свой предмет, могла ответить почти на любой вопрос. Словом, незаурядная молодая особа; и хотя мисс Уилкинз очень нравилась Пату, в глубине души он чуточку побаивался ее.
   Приближающиеся горы приковывали к себе взгляды восхищенных пассажиров. Таинственный уголок все еще таинственной Луны... Посреди необычного моря вздымался остров, заманчивый орешек для следующего поколения исследователей. Вопреки названию, добраться до Гор Недоступности теперь было не так уж трудно, но пока не изучены миллионы квадратных километров местности, которую нужно освоить в первую очередь, им придется подождать.
   Еще немного, и "Селена" войдет в тень... Прежде чем пассажиры успели понять, что происходит. Земля скрылась за горами. Ее свет серебрил высокие вершины, но внизу царила кромешная тьма.
   - Сейчас я выключу внутреннее освещение, - сказала стюардесса. - Тогда вам будет лучше видно.
   И едва погас тусклый красноватый свет, каждый почувствовал себя так, словно он один в лунной ночи. Даже отблеск на вершинах пропал, когда пылеход еще больше углубился в тень. Остались только звезды - холодные немеркнущие огоньки, окруженные тьмой такой непроглядной, что делалось не по себе.
   Среди россыпи звезд трудно было отличить знакомые созвездия. Глаз путался в узорах, которые нельзя увидеть с Земли, терялся в сверкающем хаосе скоплений и туманностей. В этой блистательной панораме был только один безошибочный ориентир - яркий маяк Венеры, которая затмевала все остальные небесные тела, возвещая близость рассвета. Прошло несколько минут, прежде чем путешественники заметили, что не только в небесах есть на что подивиться. За мчащимся пылеходом тянулась длинная фосфоресцирующая кильватерная струя, словно какой-нибудь волшебник пальцем провел светящуюся черту на мрачной и пыльной поверхности Луны. "Селена" отрастила себе кометный хвост, совсем как ночной корабль в тропическом океане на Земле. Но здесь не было никаких микроорганизмов, и не они озаряли безжизненное море своими крохотными светильниками, а разряжающиеся пылинки, в которых стремительная "Селена" вызывала статический заряд. Очень просто - и удивительно красиво; в ночном мраке за кормой корабля непрерывно разматывалась сверкающая лента, будто Млечный Путь отразился в глади моря.
   Вдруг огненная струя растворилась в потоке света: Пат включил прожектор. За иллюминаторами, в опасной близости скользила назад каменная стена. Здесь склон горы вздымался почти отвесно из пылевого моря, и не угадаешь, высоко ли, видя только овал, выхваченный прожектором из кромешной тьмы.
   Кавказ, Скалистые горы и Альпы - карлики перед этими горами. На Земле эрозия точит хребты с первого дня их возникновения, несколько миллионов лет - и от былой громады одна тень остается. А на Луне - ни дождей, ни ветров; ничто не разрушает скалы, если не считать ночного холода, от которого даже камень трескается, невыразимо медленно отслаивая мельчайшие пылинки. Лунные горы такие же древние, как породивший их мир...
   Пат гордился своим умением "показать" Луну. Следующий номер он готовил особенно тщательно. Очень рискованно на первый взгляд, на деле же никакой опасности, ведь "Селена" проходила тут десятки раз, а электронная память системы управления знала путь лучше любого штурмана.
Быстрый переход
Мы в Instagram