Изменить размер шрифта - +

— Энджи там, наверху, — сказала она, когда вновь обрела голос. — Она...

— Т-с-с.

Из глубины огромного старого здания донесся грохот металла о металл, потом шум заводимого мотора. «Ховер, — подумала Мона, — тот, в котором нас привезла Молли».

Черный человек задрал брови — вернее, сделал так, будто их задрал, потому что у него не было бровей.

— Друзья? — он опустил руку.

Она кивнула.

— Хорошо. — Он взял ее за руку, чтобы помочь сойти с лестницы.

Благополучно спустившись вниз, они обогнули обломки подвесного моста. Там лежал кто-то мертвый — в камуфляже и с громкоговорителем, какие бывают у копов. — Свифт, — позвал черный человек через все это гулкое пустое пространство с черными решетками пустых окон — черные линии на фоне белого неба, зимнего утра. — Двигай сюда. Я ее нашел.

— Но я — не она...

И там, где на фоне неба, снега и ржавчины стояли настежь огромные ворота, она увидела идущего к ним пиджака: пальто нараспашку, галстук хлопает на ветру. А Молли разгоняет мимо него свой ховер, и машина выскакивает из тех же самых ворот. А пиджак даже не оборачивается, потому что смотрит на Мону.

— Я — не Энджи, — повторила она еще раз, подумав, не рассказать ли им о том, что она видела. Об Энджи и об этом молодом парне, обнявшихся на маленьком экранчике за мгновение до того, как погасло изображение.

— Я знаю, — сказал черный человек, — но все еще впереди.

Вознесение. Вознесение грядет.

 

Глава 43

СУДЬЯ

 

Женщина повела их к ховеру, припаркованному внутри Фабрики, если можно назвать припаркованной машину, передок которой смят о бетонный выступ, где раньше стоял станок. Это был белый грузовик с надписью «КИТАЙСКИЕ КАТОДЫ» на задних дверях, и Слик еще удивился, как ей удалось заехать сюда так, чтобы они не слышали. Должно быть, это произошло в тот момент, когда Бобби Граф производил свой отвлекающий маневр.

«Алеф» оттягивал руки, как будто он нес небольшой моторный блок.

Ему не хотелось смотреть на Ведьму, потому что на ее лезвиях была кровь — не для того он ее создавал. Рядом лежали два трупа, вернее то, что от них осталось, — на это тоже не хотелось смотреть.

Слик перевел взгляд на блок биософта и привинченные к нему батареи и задумался, там ли еще все это: серый дом, и Мексика, и глаза З-Джейн.

— Подожди, — приказала женщина. Они проходили мимо пандуса, ведущего к каморке, где он держал свои автоматы; Судья был еще там, Трупожор...

Пушку женщина по-прежнему держала на виду.

— Она сказала подождать. — Слик положил Черри руку на плечо.

— Эта штука, которую я видела вчера ночью, — сказала женщина, — однорукий робот, он работает?

— Ага...

— Он сильный? Унесет груз? По пересеченной местности?

— Да.

— Давай его сюда.

— А?

— Заведи его в кузов. Шевелись.

Черри почти висела на Слике, колени у нее подкашивались после того, что дала ей эта девчонка.

— Ты, — Молли пушкой указала на Черри, — в ховер.

— Давай, — легонько подтолкнул Черри Слик. Поставив «алеф» на пол, он поднялся по пандусу туда, где в темноте поджидал Судья. Левая рука лежала рядом на брезенте, там, где Слик оставил ее несколько дней назад. Ему уже никогда не наладить ее так, чтобы пила работала, как следует. Тут же на пыльной и проржавевшей металлической полке лежал пульт дистанционного управления. Взяв его, он подал в Судью ток, и коричневый панцирь автомата слегка задрожал.

Быстрый переход
Мы в Instagram