Loading...
Изменить размер шрифта - +
Пылинка мерцала зелёным цветом.

Слева от изображения появилась шкала измерений, приемлемая для людей, и пылинка начала быстро увеличиваться в размере, стала около сотни километров в диаметре. Мартин не мог понять, что это было; зелёное пятно, казалось, было вампиром и состояло из многочисленных крохотных своих подобий. Изображение все увеличивалось, и вот уже можно было рассмотреть массу иглольчатых объектов, расположенных повсюду: они походили на круглые узелки, от каждого из которых отходила стрелка.

Горло Мартина перехватило, он не мог ни произнести слово, ни вздохнуть. Он прокашлялся, стараясь очистить горло, стараясь взять себя в руки, стараясь удержать внутри все рвущиеся наружу эмоции.

Миллионы иголок, каждая от пятидесяти до сотни метров длиной. Он взрослел вместе с их ростом; момы снова выставляли их детьми на тренировке.

– Мы наши разведчики нашли пятьдесят одну такую коллекцию, – сказал Каменщик. – Они находились внутри Спящей. Все, мы мы проверили, они сделаны совсем недавно.

Окутанные защитными полями, как яйца лягушек в желатине, спасённые от разрушения Спящей, иглы не были созданиями тысячелетней старости, не были остатками прошлого.

Они были новыми. Ждущими своего часа.

– Вы согласны с мы нашими подозрениями?

– Да, – прохрипел Мартин и снова откашлялся. – О боже, да.

– Мы мы надеямся, что они больше не скроются, не смогут разрушать другие миры.

Мартин молча кивнул, лицо его было печально.

– Можно мы мы закончим Работу? – спросил Каменщик.

 

Эпилог

 

 

Ганс

 

Сегодня мы закончили Работу. Братья попросили удостоиться чести уничтожить иглы, и Ариэль удовлетворила их прошение. Момы и Мать Войны думают, что Работа выполнена, но они ещё останутся здесь понаблюдать, чтобы быть уверенными.

Я держался так долго, что это стало моим естественным состоянием. Но когда я понял, что был неправ, я заплакал раньше всех, но никто не подошёл ко мне, не положил мне руку на плечо. Так бывает.

Я сплотил их. Убийцы до сих пор были здесь. Они покрывали нас дерьмом, я видел это.

Я думаю, что они вскоре снова призовут меня, но я не знаю точно, когда это будет. Они нуждаются во мне.

Я не думаю, что кто‑то действительно думает о других, все думают только о себе. Это относится и ко мне. Но я рад бы был увидеть всех, получающими награды, всех нас. Ради этого я могу примириться и с одиночеством.

Я построю храм в память о погибших. Когда мы попадём на нашу планету. Я сделаю это своими собственными руками.

 

 

Ариэль

 

Сегодня Донна Изумрудное Море принесла наши платья. Они очень красивые, но я не думаю, что смогу надеть одно из них. Я не люблю платья, и они не любят меня.

Я решила не устраивать следствия против Ганса, приняла такое решение после разговора с Мартином. Мартин испытывает искреннюю симпатию к Гансу. Я не знаю, почему. Мне же кажется, что Ганс – самое большое дерьмо на борту корабля.

Мне жаль, что Братья не остались с нами, но утешает, что все Венди и Потерянные Мальчики вместе. Это то, что заслуживает гордости. Мы не подошли к концу, подобно Кораблю Смерти, но были уже близки к этому. Мышеловка почти захлопнулась.

Завтра мы покинем Левиафан. Корабль вновь стал огромным и хорошо оснащён горючим. Вся команда собралась в учебной комнате, и мы провели церемонию крещения корабля. Это было не похоже ни на что. Мы окрестили корабль «Спутником Зари – Два». Кто‑то предложил назвать его «Майским Цветком», но это вызвало бы поток разговоров о колониализме и о других чувствительных вещах – религиозных и тому подобных, поэтому я шагнула вперёд и предложила остаться с тем, что мы уже имеем. Реально заявила о своём лидерстве.

Быстрый переход