Loading...
Изменить размер шрифта - +

Теодор был другом Мартина – можно сказать, единственным другом в начале полёта. Вдвоём, за разговорами, они проводили часы. Мартин помогал Теодору проводить анализы воды, взятой из земных водоёмов, а также составлял компанию в изучении микроорганизмов, ракообразных, личинок насекомых из биологических архивов корабля.

Но на третьем году путешествия Теодор повесился, воспользовавшись для этого лестничным полем, а момы даже не попытались остановить его. Свобода выбора.

Момы никогда не воспитывали детей и не отдавали прямых приказов, но зато и не защищали детей друг от друга.

Интересно, вмешаются ли момы, если мы все разом попытаемся покончить с собой? Или если начнём воевать друг с другом?

За время путешествия уже трое покончили с собой.

Когда‑то детей было восемьдесят пять…

Задумчивые и молчаливые, дети столпились в центральной части третьего дома‑шара, неподалёку от Мартина. Здесь было светло, как в солнечный день, со всех сторон струились различные по яркости лучи и потоки мягкого серебристого света.

Последние три года дети тренировались на настоящих кораблях – тех, что планировалось, будут использоваться в реальном бою. Но пока они ещё не совершали полётов в открытом космосе, а ограничивались полусферой, где хранилось оружие, довольствуясь имитацией. Но хотя эти смоделированные полёты были очень близки к реальности, дети уже начинали ворчать. Сколько можно играть в игрушки? Мартин очень хорошо понимал их настроение. Действительно, когда же будут настоящие полёты?

– Подойдите ко мне поближе, – обратился к детям Мартин. Они образовала около него полукруг. – Сегодня мы сделаем вот что … – он передал информацию со своего жезла на жезлы детей, и они смогли самостоятельно ознакомиться с тем, что он запланировал несколькими часами раньше. – Мы будем иметь дело с кинетическим оружием противника, с засадой, расположенной вблизи планеты. Планета – газовый гигант, и мы ведём «Спутник Зари» на дозаправку.

Графические изображения иллюстрировали описанную ситуацию. Дети и раньше выполняли это упражнение. Оно было очень полезным, так как совершаемые манёвры можно было использовать и в иных ситуациях.

– Итак, давайте, начнём. Сегодня – четырёхчасовое занятие в тройном темпе.

Дети застонали. Тройной темп был очень изнурителен, – правда, он давал им возможность побыстрее освободиться, а Мартину – ещё до обеда успеть сделать отчёт для момов за прошедшие десять дней.

Внешне арсенал оружия напоминал огромный прыщ на левом борту третьего дома‑шара. Мартин повёл группу к широкой перегородке, отделяющей склад от остального помещения. Гладкая, без каких‑либо опознавательных знаков, вогнутая стена внезапно раскрылась – все сразу же ощутили холод. Стефания, улыбаясь, не преминула сделать великодушный жест:

– Ты первый, командир.

И Мартин первым полез в эту пещерную темноту.

Здесь хранилось все пилотируемое оружие, включая дистанционно управляемое, а также прочее мобильное, манёвренное снаряжение.

Мартин окинул взглядом помещение. В невесомости понятия «верх» и «низ» имели весьма расплывчатое значение. «Вверх» обычно означало движение к носу корабля, «вниз» – к корме: можно было подняться в отсек, спуститься из отсека, подняться к носу корабля и опуститься к третьему дому‑шару.

Внутри арсенала находились миллионы крошечных роботов – производителей и манипуляторов. Они серыми пузырями покрывали унылые серо‑коричневые стены и походили на спорангий на листьях папоротника; некоторые были размером с микроб, некоторые достигали метра в ширину, большая часть не превышала размера человеческого ногтя. Производители могли проникать в глубь поверхности планеты и из имеющегося там сырья создавать оружие массового уничтожения.

Быстрый переход