Изменить размер шрифта - +

— Добиться успеха, — пробормотал он. — Как я могу его добиться? С чем? — Хэл хлопнул рукой по столу. — Я рискнул жизнью, и своим кораблем, и вообще всем, что у меня было, ради этой экспедиции. И богатство уже было у меня в кулаке! — Он посмотрел на меня. От виски лицо его сделалось размякшим и неприятным. — Но между мной и им встал ты. Возвращайся в свою Академию, Круз. Ты не многого достигнешь в жизни. У тебя мозгов маловато. Чертежи пропали — и обещанного вами золота тоже нет и в помине!

— О, вот золото там как раз было, — огрызнулся я. Я не собирался никому об этом говорить, но был уже сыт по горло его дурацкими упреками и оскорблениями.

— Что? — Хэл, прищурившись, воззрился на меня.

— Тонны золота, — продолжал я. — За стеной потайного хода. Вот куда Грюнель его запрятал.

— Ты просто хочешь подразнить меня, — сказал Хэл.

— Нет. Ящиков двадцать, наверное. Я обнаружил их, когда возвращался за Кейт.

— Это правда? — спросила Надира.

Я кивнул, и мне вдруг стало стыдно за свою вспышку. Я-то хотел просто отомстить Хэлу, но теперь понял, какую боль причинили мои слова ей. Она ничего не сказала, но в глазах её заблестели слёзы.

Хэл тяжело дышал. На мгновение я подумал, что он сейчас перепрыгнет через стол и задушит меня. Потом ярость вдруг разом покинула его.

— Ты же был там! Почему ты не взял хоть сколько-нибудь?

— Золото тяжелое.

— Всего двадцать слитков позволили бы мне выкупить корабль и развязаться с долгами!

— Я спасал Кейт, — ответил я. — У меня не было времени.

Надира кивнула головой в знак одобрения.

— Ты всё сделал правильно, — сказала она.

Хэл фыркнул:

— О да, ты у нас герой. Но позволь мне высказать своё мнение. Как мужчина мужчине, ты понимаешь. Я думаю, ты скоро поймешь, что Кейт де Ври восхищалась бы тобой куда сильнее, будь у тебя золото.

 

Я отыскал Кейт в грузовом отсеке. Она сидела в кабине орнитоптера Грюнеля и изучала приборную панель.

— О, привет. — Она повернулась и взглянула на меня сверху. — Знаешь, это в самом деле удивительная машина. Не думаю, что Хэл сможет оценить её. Он вполне способен продать кому-нибудь её идею.

— Я не думаю, что идея педального орнитоптера кого-нибудь привлечет, — ответил я. — Удерживать его в воздухе было нелегко.

— Да, тяжеловато, — признала она. — Но если он согласится, я бы хотела купить её. Я дам ему отличную цену, и тогда у него, по крайней мере, будет хоть что-то, чтобы разделить на всех.

— Я уверен, что он сумеет оценить это. Очень великодушно с твоей стороны.

— Вовсе нет. Я чувствую, что привязалась к этой машине.

— Она спасла нам жизнь, — сказал я. — С твоей помощью, конечно.

— Всё то, что Хэл говорил тебе, — ерунда, не слушай его. Это было просто отвратительно.

— Если бы это был мой корабль, я бы, наверно, тоже напился.

— Ты утром задал мне один вопрос, — сказала она.

Я вспоминал недолго.

— А, лучше ли я богатый? Думаю, на него уже можно не отвечать.

— А мне кажется, что это важно.

— И у тебя есть ответ? — спросил я.

— Да. Точнее, нет. Потому что это зависит только от тебя.

— Вот как? Представь, что ты должна выбрать. Богатый или бедный Мэтт Круз.

Она улыбнулась:

— Для меня это не имеет ни малейшего значения.

Быстрый переход